eugend (eugend) wrote,
eugend
eugend

Categories:

к вопросу о влиянии репрессий на уровень военного образования высшего комсостава РККА

А. Введение

Недавно одна из дискуссий напомнила о вопросе о снижении/повышении уровня образования комсостава в результате репрессий. Обычно при споре на данную тему ссылаются на статью Герасимова с определенной статистикой – при том, что в утверждениях Герасимова имеются и фактические ошибки, недавно наткнулся и на небезынтересные цифры непосредственно касающиеся данной темы.

Речь идет о монографии А.А. Печенкина «Военная элита СССР в 1935-39 гг.: Репрессии и обновление» (Москва, 2003) . Сама по себе работа не представляет чего-то принципиально нового. Автор в отличие от предшественников много цитирует протоколы ВС НКО, состоявшегося в июне 1937 года – вероятно в момент опубликования книги эти цитаты представляли интерес, поскольку сами протоколы опубликованы не были, но сейчас с опубликованием протоколов интереснее все же читать именно их.

Но в этой монографии наткнулся на данные справки о военном образовании, партийности и социальном происхождении высшего командного состава РККА по итогам 1937-39 гг. - в зависимости от его должностного положения.. Данные периоды представляют – с моей точки зрения – наибольший интерес, поскольку более точно отражают именно влияние репрессий, пик которых произошел в 1937-1938 гг, и если брать более позднюю дату, то там статистика уже корректируется выпусками новых «академиков», обр. 1940-41 гг., на фоне общего роста армии.


Б. Немного о вопросе качества высшего военного образования. Сравнение ВАК и ВАФ.

Перед разбором непосредственно циферок отмечу несколько моментов, которые ИМХО стоит иметь в виду при изучении вопроса: во-первых, данные в таблицах в общем-то формализованы – признаком образованности является факт окончания Военной академии или академических курсов (ВАК, КУВНАС). При этом естественно там не учитывается качество образования, а также например образование, полученное в Германии, и по всей вероятности (впрочем, 100%-но утверждать не берусь) не учитывается и академическое образование, полученное в старой армии. Справедливости ради стоит отметить, что полный курс Германской академии Генерального штаба прошел только один Уборевич, остальные отучились либо только один последний третий год германской академии, либо вовсе прошли узкоспециализированные курсы. Впрочем, представляется, что и 2-3-й курсы германской академии по времени обучения, объему изучаемого материала, ставящимся задачам в целом эквивалентны тем же ВАК или КУВНАС, при этом качество обучения как бы не выше. Тоже и в отношении академического образования в старой армии – в частности, ускоренные курсы Академии Генерального штаба при всех их плюсах (практическая направленность и отсутствие всего лишнего в учебных программах, качество слушателей – боевые и отличившиеся во время войны кадровые офицеры, как правило выдержавшие перед войной экзамены в АГШ или даже отучившиеся там целый год) из-за своей краткосрочности (пара курсов по 1,5-3 месяца) вряд ли могли соперничать с полноценным академическим образованием.

В этой связи кстати показательна ситуация с высшим военным образованием командующих округов – в справке указано, что из 13 командующих 2 имели академическое образование, 6 – окончили ВАК и КУВНАС. В 1936 году должности командующих занимали следующие лица - Шапошников (ЛВО), Уборевич (БВО), Якир (КВО), Дубовой (ХВО), Белов (МВО), Каширин (СКВО), Дыбенко (ПриВО), Гарькавый (УрВО), Великанов (САВО), Левандовский (ЗакВО), Гайлит (СибВО), Блюхер (ОКДВА), Грязнов (ЗабВО).

По имеющейся у меня информации из этих 13 командующих один закончил ВАФ (Дыбенко) и 7 ВАК и КУВНАС (ВАК закончили Белов, Каширин, Гарькавый, Великанов, в 1926 году, когда они уже назывались КУВКС их закончил Дубовой, и двое – Гайлит и Грязнов закончили и ВАК и КУВНАС) – всего 8 человек. Поскольку согласно вышеприведенной справке из 13 командующих округами и отдельной армией 2 человека закончили академию и 6 ВАК и КУВНАС, то я предполагаю, что один из 7 перечисленных мною «генералов» после ВАК закончил и академию, просто у меня отсутствует информация об этом. Остается еще 6 человек, которые - в соответствии со справкой – не имеют советского академического образования, но из них:
• один – Шапошников - закончил полный курс Николаевской академии Генерального штаба (по всей видимости он попал в число тех, кто военное образование получил только в старой армии),
• один – Уборевич – закончил полный курс германской академии,
• один – Якир – закончил последний курс германской военной академии
• плюс у меня нет точной информации по Левандовскому – кадровый офицер старой армии, он учился в Германии (в небезызвестном сборнике Дьякова и Бушуевой имеется его письмо Ворошилову из Германии), но когда и где – я не знаю.

(Кстати –в Германии учились еще трое «генералов» - Белов, Дыбенко закончили 2-й и 3-й курс академии, а Дубовой был в Германии в 1927 и 1931 гг., не знаю в каком качестве). Итого из 13 командиров реально никакого высшего военного образования реально не имел только Блюхер (да и вообще военного образования за пределами учебной команды старой армии).

Второй момент – распространено мнение, что ВАК и КУВНАС не следует считать полноценным высшим военным образованием. Что касается ВАК. Данное мнение базируется на краткосрочности ВАК (9 мес.) и на общеобразовательной слабости слушателей этих курсов (грубо говоря, что недавний унтер-офицер без нормального курса средней школы вряд ли был способен усвоить краткий академический курс). Курсы действительно создавались «с целью усовершенствования и пополнения военных знаний высшего командного и политического состава РККА, выдвинутого в процессе Гражданской войны из лиц, не получивших систематической военной подготовки». Но тем не менее лично мне это мнение представляется неоднозначным - не неверным, но все же неоднозначным – по следующим причинам: на Высшие академические курсы в 1921-1924 гг. отправлялись представители высшего комсостава, занимавшие высокие должности в РККА, но не имевшие нормального военного образования, необходимого для занятия данных должностей. Речь шла именно об знаниях, необходимых для занятия высших командных должностей, то есть в первую очередь именно о высшем военном образовании. При этом должности высшего комсостава в ходе Гражданской войны и сразу после нее в большей части занимали офицеры старой армии – кадровые и военного времени, а не унтер-офицеры (”На должности начальников 142 стрелковых и 33 кавалерийских дивизий в 1918-1920 гг. состояло 485 человек, из них у 118 службу до октября 1917 года установить не удалось. Из остальных 367 человек военных специалистов было 327 человек (почти 90%), в том числе 209 кадровых офицеров (свыше 55%), из них 35 бывших офицеров Генерального штаба. Не военных специалистов (бывших унтер-офицеров, солдат, матросов и не служивших) было 40 человек (около 10%). На должности начальника штаба дивизии состояло 524 человека, в том числе 78 человек, которые замещали также должности начдивов и уже учтены выше. Из оставшихся у 140 человек службу до октября установить не удалось, 133 человек, занимавших должность наштадива менее одного месяца, также не учтены автором. Оставшиеся 173 человека все были военными специалистами, из них 87 человек - кадровыми офицерами, в том числе 5 генералов, 45 штаб- и 37 обер-офицеров.”). Весьма показательно в этом плане наличие среди слушателей кадровых офицеров старой армии, которые как раз нормальную военную подготовку имели, но не имели именно ВВО: например, полковники старой армии А.Н. Бахтин и М.А. Рейтер, гвардии капитан Б.К. Колчигин, капитаны Н.В. Куйбышев и А.Я. Яновский, штабс-ротмистр Мелькумов Я.А. штабс-капитаны Ринк И.А. и Раудмец И.И., подъесаул Каширин Н.Д. С учетом того факта, что в офицеры военного времени попадала в ПМВ наиболее образованная часть общества – можно утверждать, что в среднем образовательный уровень слушателей (и их способность к усвоению материала) были относительно высоки. Что касается КУВНАС, то это уже курсы усовершенствования для высшего комсостава, и в первую очередь они предназначались для тех, кто ранее закончил ВАК, ВАФ или ускоренный курс старой академии. В любом случае – и на ВАК и на КУВНАС попадали представители высшего и частично старшего комсостава, те, кто уже сделал карьеру, и соответственно изначально среди них была выше доля бывших офицеров, а уровень их общеобразовательной (и часто военной) подготовки был относительно высок. В то же время в академию им. Фрунзе в значительном числе попадали представители старшего и среднего комсостава РККА, среди которых была значительна доля не служивших в старой армии, а также унтер-офицеров и рядовых. Общеобразовательный уровень данной категории – по объективным причинам - был заметно ниже, чем у офицеров старой армии.


Для наглядности приведу следующие цифры по командующим общевойсковыми армиями и стрелковыми корпусами ВОВ, окончившими ВАК, КУВНАС и ВАФ по 1938 год включительно (ВАК соответственно и вовсе в 1921-24 гг.):

• ВАК закончило всего 22 представителя данной категории, в том числе 4 кадровых офицера (или 18,2% от их числа), 13 офицеров военного времени (или 59,1%) и 5 унтер-офицеров (или 22,7%) – итого против 77,3% офицеров мы имеем 22,7% унтер-офицеров.

• Через КУВНАС прошло большее количество генералов – 69 человек, в том числе 7 кадровых офицеров (10,1%), 41 офицер военного времени (59,4%), 16 унтер-офицеров (23,2%) и 5 не служивших в старой армии (7,3%) – здесь уже появляются вовсе не служившие в старой армии, но даже с ними доля не офицеров составляет всего 30,5%

• Количество прошедших через академию уже гораздо выше – 330 человек, но офицеры и не офицеры по сути поменялись местами: если на первых пришлось 28,8% (6 кадровых или 1,8% и 89 военного времени или 27%), то на вторых соответственно 71,2% (76 унтер-офицеров или 23% и 159, или 48,2%, не служивших в старой армии).

Подытоживая вопрос качества высшего образования, полученного на ВАК – если несколько утрировать, то кадровый офицер старой армии, как например потомственный военный капитан царской армии Н.В. Куйбышев или выпускник Московского коммерческого института, дворянин, корнет старой армии Ушаков К.П. с их лучшей базовой общеобразовательной и/или военной подготовкой гораздо больше пользы получали от прохождения годичной программы Высших академических курсов, преподававшуюся профессорами Генштаба старой армии, чем за 3 года Военной академии получал какой-н. краском, чье общее образование ограничивалось 4 классами начальной школы, а военное – краткосрочными курсами Гражданской войны и повторными после нее. Безусловно пример утрированный – но тем не менее – ИМХО среднестатистический выпускник ВАК вероятно не сильно уступал (если не превосходил) с точки зрения качества полученного (и усвоенного) высшего военного образования среднестатистическому выпускнику Военной академии. Не зря Ворошилов на одном из заседаний ВС НКО в 1935 или 36 году говорил про то, что лучшие адъюнкты Академии ВВС, отправленные во Францию, с трудом осваивали там стандартный учебный курс.
В-третьих, собственно и само качество военного образования могло различаться в двадцатые и тридцатые годы – в двадцатые годы число академий и слушателей было относительно невелико, а в 30-е годы сильно выросло, при этом преподавательский состав с этим ростом был размазан по большему числу ВУЗов, что безусловно сказывалось на качестве образования. Стоит учитывать и то, что те же репрессии также прошлись и по тем же преподавателям. Эти вопросы наверное сложно подаются оцифровке и пока не нашли своего исследователя, но как мне кажется некоторое снижение качества военного образования имело место – это и следствие дефицита и снижения качества преподавательского состава, и некоторого снижения образовательного уровня самих слушателей. Снижение качества образования проявилось и в том, что в результате возникшего вследствие репрессий дефицита кадров пришлось делать досрочные выпуски из той же Академии Генерального штаба – естественно выпускник, проучившийся не 3, а 2 года, получил меньше знаний, чем мог бы. И изучая вопрос образованности высшего комсостава РККА эти моменты – отцифровать которые достаточно сложно - безусловно нужно держать в голове.


В. Статистика

Впрочем это была несколько затянувшаяся преамбула, а теперь можно перейти и «к нашим баранам»… Итак, в упомянутой выше работе присутствуют несколько таблиц, подготовленных на основании данных из Справки о руководящих кадрах комначсостава РККА («Военная элита…», стр. 101-102, 106-109 со ссылкой на РГВА, Ф. 37837, оп. 22, д. 121, л. 97-101) – где приводятся данные о военном образовании, социальном положении и партийном составе представителей высшего комсостава в разбивке по категориям:
- центральный аппарат (начальники центральных управлений НКО, их замы и начальники входящих в управления отделов)
- окружной аппарат (командующие округами и их замы, начальники штабов округов и их замы, начальники окружных служб)
- командиры корпусов, дивизий и бригад, из заместители и помощники, а также начальник штабов соответствующего уровня.

Все эти данные я свел в одну табличку (см. табл. 1), которую и хотел бы немного разобрать.

В таблице рассматриваются изменения, произошедшие за 1936 – 1939 гг. С моей точки зрения это наиболее показательный период, поскольку именно в это время более всего видны именно последствия репрессий – если сравнивать 1936-37 гг. с 1941 годом – то там реальное влияние репрессий будет замаскировано новыми и массовыми выпусками из высших военно-учебных заведений. Которые произошли бы вне зависимости от наличия/отсутствия репрессий. И которые и так и так были поглощены кратно выросшими вооруженными силами…

Итак…

На первый, беглый, взгляд в первых таблицах – действительно бросается в глаза, что количество комсостава, закончившего академии, выросло. Однако если начинаешь вникать и смотреть дальше, то видно что не все так однозначно – и более того, картина оказывается не сильно радужной.

Во-первых, значительно выросла общая численность высшего комсостава – следствие роста армии и усложнения структуры вооруженных сил. При этом число «академиков» выросло в гораздо меньшей степени, и их доля наоборот снизилась.

Так общая численность всех рассматриваемых категорий выросла на 481 человека, или на 42% (интересно отметить, что основной прирост произошел за счет окружного и корпусного звена, и в особенности за счет заместителей и помощников командиров всех уровней – если число командиров например выросло на 12%, на штабных работников на 17%, то число замов и помов – на 93%). При этом число командиров, имеющих академическое образование – лишь на 105 человек, или на 18%. Соответственно их доля наоборот снизилась – с 52% до 43%. Более того, из-за того, что число лиц, чье образование ограничилось ВАК и/или КУВНАС снизилось на 122 человека, то общее число лиц с высшим образованием снизилось на 17 человек, а их доля с 67% до 46%, или с двух третей до менее половины.

Не менее интересно посмотреть и образованность комсостава в разбивке по категориям.

Центральный аппарат
Общая численность центрального аппарата за рассматриваемый период выросла на 38 человек или на 23%. При этом вырос и уровень образованности его сотрудников, впрочем скорее качественно – доля лиц с высшим образованием осталась примерно на старом уровне (выросла на 2%), но заметно выросла доля чистых «академиков» - с 58% до 66% при снижении даже в абсолютных цифрах числа окончивших ВАК и КУВНАС. При этом качество образования повысилось на всех уровнях – и среди начальников управлений, и среди их замов, и среди начальников отделов, при этом общая численность приросла в основном за счет последних.

Окружное звено
Общая численность окружного звена выросла на 172 человека или на 56% (опять же в основном за счет низового звена начальников отделов и родов войск округов). Однако здесь уровень образования уже изменился заметно в худшую сторону – при полуторном росте общей численности число лиц с ВВО сократилось и в абсолютных и в относительных показателях, причем как за счет «академиков», так и за счет выпускников ВАК и КУВНАС – число первых сократилось с 140 до 139, но доля с 45% до 20% - по сути в два с половиной раза, число вторых – с 64 до 19 (в 3 раза), соответственно в целом доля лиц с ВВО сократилась в 2 раза - с 67% до 33%.

Снижение уровня образования произошло в основном за счет низового уровня – там сократилось и абсолютное число и академиков и выпускников ВАК/КУВНАС – соответственно и их доля – первых в 2 раза, с 43 до 20%, а всего лиц с ВВО в 3 раза – с 61% до 23%.

На более высоком уровне ситуация оставалась более-менее стабильной – среди командующих округов доля лиц с ВВО выросла с 62% почти до 100% (впрочем, мы уже видели выше, что эти данные не учитывают высшее военное образование полученное в Германии и в старой армии), среди начальников штабов округов и их замов оно оставалось примерно на том же уровне и только среди замов командующих доля лиц с ВВО сократилась с 90% до 53%.

Корпусное звено
В корпусном звене ситуация оказалась не такой катастрофичной – также при полуторном росте и сокращении числа выпускников ВАК и КУВНАС число «академиков», а доля лиц с ВВО за счет этого упала не очень сильно – на те же 5%, с 54% до 49%. При этом стоит отметить существенное снижение уровня образования среди командиров корпусов – если число «академиков» выросло почти в полтора раза, то из-за шестикратного снижения числа выпускников ВАК/КУВНАС общий уровень их образования понизился почти в два раза – в 1936 году высшее образование имели 100% командиров, а в 1939 году – уже 58%. Также заметно снизился и уровень образования начальников штабов – категории, которая изначально, тем более на таком уровне, подразумевает наличие высшего военного образования – со 100 до 74%. Выросло образование лишь среди замов – и строевого состава и штабных работников.

Дивизионное и бригадное звено
Дивизионное звено – самое многочисленное, пострадало практически также очень сильно, как и окружное – при общем росте численности данной группы на 154 человека или на 35%, число «академиков» выросло на 3 человека, число выпускников ВАК/КУВНАС сократилось в 5 раз, с 61 до 10 человек, соответственно доля «академиков» сократилась почти в полтора раза – с 59% до 44%, а доля лиц с ВВО и того больше – с 73% до 46%, с трех четвертей до менее половины.

Не менее интересно посмотреть и то, как менялся уровень образованности в зависимости от должности офицера – будь то командир, зам или помощник, или штабной работник.

Командиры
Число лиц, занимавших командные должности, выросло не очень сильно – на 12%. При этом уровень их образованности просел очень сильно – и в абсолютных и в относительных показателях. Число академиков сократилось со 113 до 110 человек, доля с 51% до 44%, число выпускников ВАК с 74 до 14 человек, общее число лиц с ВВО сократилось в полтора раза – со 187 до 124 человек, а их доля – с85% до 50%.

Замы и помощники
Число заместителей и помощников командиров выросло почти в два раза – со 151 до 292 человек – вероятно следствие усложнения структуры вооруженных сил. В принципе не сильно изменился и уровень их образованности – число академиков выросло более чем в два раза – с 44 до 101 человека, а доля с 29 до 35%, и соответственно несмотря на почти полное исчезновение выпускников ВАК/КУВНАС (3 человека в 1939 году вместо 20 на 1936 год) доля лиц с ВВО пусть и упала, но не сильно – с 42% до 36%.

Штабные работники
Штабные работники – начальники штабов различных уровней и их заместители – изначально наиболее образованная часть комсостава, и ее снижение общего образовательного уровня коснулось в меньшей степени – но коснулось. При приросте их общего числа на 44 человека (19%) число академиков выросло всего на 2 человека, а число выпускников ВАК/КУВНАС (кстати их доля среди штабных работников была минимальной) – сократилось с 14 до 8 человек. Доля «академиков» снизилась с 81% до 69%, а доля лиц с ВВО – с 87% до 72%.


Г. Выводы

Безусловно все эти изменения были прямым следствием репрессий – причем можно говорить о том, что произошла замена репрессированных командиров другими. В монографии приводятся например такие данные – состав начальников управлений и отделов НКО за рассматриваемый период был сменен на 75%, заместители и помощники начальников управлений – на 80,7%, начальники отделов – на 95%. На должности командующих округами состоялось 39 назначений (комвойсками округов сменялись по 3-5 раз), за 1938-39 гг. были сменены 88,4% командиров корпусов и 100% их помощников, 83,8% начальников штабов корпусов и 100% их помощников, 78% начальников служб корпусов, состав командиров дивизий и бригад был сменен на 98,5%, их помощников – на 87%, начальников штабов – на 78,8%. Разумеется нельзя считать – что все старые командиры репрессировались, а новые шли им на смену – многие назначения были связаны с переводом командиров на освободившиеся вышестоящие должности. Тем не менее масштаб именно репрессий был достаточно высок – так, из 13 командующих военных округов были репрессированы 12, затем были расстреляны еще 6 их сменщиков. Если ориентироваться на цифры Сувенирова – (при численности высшего комсостава уровня от комбрига и выше в 1936 году в 767 человек было репрессировано 503 человека, или 66%, из них 412 уничтожено физически, при этом чем выше, тем доля репрессированных больше) - то можно принять, что до 2/3 офицеров, занимавших упомянутые в справке должности, были репрессированы.

При этом применительно к высшему комсоставу репрессии как правило означали смерть – согласно Сувенирову из 46 репрессированных командиров высшего звена в живых остался только один, из 115 офицеров корпусного звена – из тюрьмы живыми вышли 12 человек, или 10,4% (это не значит, что все они были восстановлены в армии) , из 293 офицеров дивизионного звена – 51 человек или 17,4%, из 478 офицеров бригадного звена – 66 человек или 13,8%.

Применительно к нашей ситуации все это будет означать следующее:
На 1936 год численность всех упомянутых выше категорий комначсостава составляла 1139 человек, в том числе 588 академиков и 173 выпускника ВАК и КУВНАС – всего лиц с ВВО 761 человек. Репрессировано из них около 750 человек, в том числе около 500 лиц с ВВО.

На выходе мы получили общую численность этих категорий 1620 человек (прирост численности 481 человек), из которых 693 академика и 51 выпускник ВАК/КУВНАС – всего лиц с ВВО 744, лиц без ВВО – 876 человек.

Т.о. при отсутствии репрессий при тех же исходных данных мы могли бы закрыть практически весь прирост (481 человек) лицами с высшим военным образованием, значительно увеличив уровень образованности – с 67% до более чем 80 %, а в реалии снизили его до 45%. При этом остался бы еще некоторый излишек, который пошел бы на укомплектование других должностей – либо более низких, либо в других сферах (например, преподавательских).

Другой важный момент – вымывание образованных кадров на более низких уровнях. Если удалось по формальным признакам несколько повысить образовательный уровень на самом верху (среди командующих округами с 62% до 94, среди начальников окружных штабов с 92% до 100%), чуть повысить или поддержать его на прежнем уровне в центральном аппарате, то ниже уже начинались проблемы – среди командиров корпусов доля лиц с ВВО сократилась со 100% до 58%, среди наштакоров – со 100% до 74%, среди комдивов и комбригов с 83 до 44%, среди наштадивов и наштабригов с 83 до 64%. При этом среди самой многочисленной категории – начальников отделов и родов войск округов доля лиц с ВВО снизилась с 61 до 23%.

Таким образом поддержав образовательный уровень высшего генералитета – сделано это было за счет ослабления среднего звена – что сильно аукнулось нам в ВОВ. То самое о чем писал Раус «Высшие эшелоны командования Красной Армии с самого начала показали себя наилучшим образом: гибкость, инициативность, энергия. Однако они не смогли воодушевить основную массу русских солдат… Гибкость, продемонстрированная командирами армий и фронтов, была не столь заметна на нижних эшелонах. Командиры дивизий в Красной Армии, а также большинство остальных командиров среднего звена (уровня дивизии) в начале войны проявляли отсутствие гибкости, нерешительность, стремились не брать на себя ответственность.»

Ну и последнее – к вопросу об образованности, а точнее – о социальном положении комсостава. За рассматриваемый период практически на всех уровнях снизилась доля служащих в противовес доля рабочих и крестьян: если в 1936 году служащие составляли 61% всех командиров, то в 1939 году уже 38% (см. табл. 2). Снизилось и их абсолютное число – с 696 до 617 человек. Причем – повторюсь – значительное снижение произошло практически по всем категориям, за исключением двух: среди заместителей начальников штабов округов их число снизилось всего на 5%, с 75% до 70%, а среди командиров корпусов всего на 2% - с 39% до 37%. К вопросу об образованности это имеет самое прямое отношение – практически все рассматриваемые категории это в большей части люди 1890-х годов рождения, вероятно лишь среди начальников отделов, служб, начальников штабов бригад и дивизий – представленных старшим комсоставом - относительно высока доля лиц, родившихся в первое десятилетие ХХ века. Соответственно свое базовое общее образование они получали в царской России, причем большей частью до начала второго десятилетия, характеризовавшегося повышенным вниманием империи к введению всеобщего образования. Соответственно можно констатировать, что лица, происходившие не из пролетарских семейств, имели значительно большие возможности по получению нормального среднего (или неполного среднего) образования. Выходцы из рабочих семей таких возможностей имели уже меньше, но все же больше чем крестьяне, вследствие естественно большего числа школ в городах. Ну и крестьяне де факто могли рассчитывать большей частью лишь на начальное образование, пресловутые 3 класса ЦПШ, и то не всегда. Разумеется – возможность получения нормального образования впрямую влияет на общий кругозор, развитие общекультурного уровня – и имеет своим следствием лучшее усвоение того же военного образования. Если бы речь шла о длительном периоде, за который произошли данные изменения – можно было бы говорить, что по сути произошла смена образованных служащих образованными рабочими – но в данной ситуации столь резкое изменение произошло всего за 3 года, и по сути демонстрирует именно заметное снижение общеобразовательного уровня комсостава.

Итого результатом репрессий стало:

- Снижение общего кругозора и культурного уровня высшего комсостава.

- Снижение доли командиров с высшим военным образованием вместо ее возможного роста: следствие роста численности комсостава и замены (а не дополнения) репрессированного комсостава новым.

- Вымывание лиц с высшим военным образованием с более низких уровней комсостава.



Д. Дополнения (таблицы)

таблица 1
Photobucket

таблица 2
Photobucket




ссылки по теме:

Командиры Красной армии (Командный состав Р.-К.К.А. в межвоенные годы)

«Броня крепка и танки наши быстры» (с) (к вопросу комплектования командного состава АБТВ РККА)

Оценки репрессированных военных видными советскими военачальниками - мнение Конева

Оценки репрессированных военных видными советскими военачальникамиwho is Уборевич?

Оценки высшего комсостава Р.-К.К.А. ген.-майором Уйэвеллом, сентябрь 1936 года

Оценки высшего комсостава РККА из книги Минакова «Сталин и заговор генералов»

Небольшая дискуссия с А.Вассерманом на тему влияния репрессий на подготовку комсостава РККА
Tags: РККА, комсостав, репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 273 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →