eugend (eugend) wrote,
eugend
eugend

Categories:
Как я уже писал несколько дней назад, среди полученных мною книжек имелся в том числе и сборник статей С.С. Каменева, к-й для меня оказался неожиданным но приятным сюрпризом, открывшем мне ряд интересной информации. В частности о перебросках войск между фронтами Гражданской войны.

Как известно, к одному из преимуществ большевиков, полученному ими в ходе Гражданской войны, как правило относят их центральное положение, позволявшее им оперировать по внутренним коммуникациям. На первый взгляд оно так и есть – и это подтверждается например и такими цифрами в статье С.С. Каменева, согласно которым 30% дивизий Красной армии в ходе Гражданской войны воевало на одном фронте, 52% - на двух, 14,3% - на трех, 2,6% на четырех и 2,6% - на пяти. Казалось бы вот оно – подтверждение приведенного в самом начале тезиса.

Между тем там же – в статье – на большом вкладыше – имеется и подробная схема перебросок войск между фронтами с указанием времени перебросок отдельных соединений, которая при внимательном изучении таит ряд «открытий чудных». Так, если посчитать циферки в привязки ко времени то сразу видны несколько особенностей.

Особенность первая – неравномерность по времени

Схема охватывает период с августа 1919 года по ноябрь 1920 года. В принципе – этот период можно достаточно четко разделить на два временных отрезка – это 8 месяцев с августа 1919 года по март 1920 года – период ожесточенной одновременной борьбы против Колчака, Юденича и Деникина, закончившийся с окончательным разгромом ВСЮР весной 1920 года, и 8 месяцев с апреля по ноябрь 1920 года – польская кампания и борьба с Врангелем.

Итак – за кампанию 1919-20 гг. было переброшено в разных направлениях 23 расчетные стрелковых дивизии и 4 1/3 кавалерийские – всего округленно 27 1/3 соединений.

За период с апреля по ноябрь 1920 года – 36 1/3 стрелковых и 22 1/3 кавалерийских дивизии или всего 58 2/3 расчетных соединения.

Разница в 2,14 раза – что впрочем вполне объяснимо. Первый период – это период наиболее ожесточенной и одновременной борьбы на трех главных фронтах – Восток, Юг и Северо-Запад – и именно эта одновременность не позволяла так активно перебрасывать войска с одного фронта на другой, как в 1920 году – поскольку войска были нужны везде. 1920 год – при том что коммуникации за счет завоеванных большевиками территорий сильно удлинились – это уже период разновременной борьбы, когда вопрос выживания уже не стоял и Советы могли поочередно сосредотачивать усилия сначала против поляков, затем после Врангеля. Именно это относительное спокойствие позволяло относительно безболезненно снимать войска со спокойных участков на активные, а часто затем возвращать их назад. Это спокойствие сказывалось и на работе внутренних коммуникаций – железные дороги получили возможность работать в относительно более спокойном ритме, сосредотачивая свои усилия на какой-то одной задаче, соответственно повысились и из возможности по переброске войск.


Особенность вторая – расстояния…

Особенность не менее интересная – поскольку с реальными расстояниями ситуация опять же оказалась далеко неоднозначной. При внимательном изучении – на схеме это видно кстати особенно наглядно – значительная часть перебросок осуществлялась на небольшие расстояния. Это или переброски между соседними фронтами – или переброски с фронтов в центр - и наоборот (например в Тулу с Туркестанского или Восточного фронта, или из Тулы на Запфронт).

Вот например наиболее массовые отправки войск в кампанию 1919-20 гг.:

7 армия – на другие фронты отправлено 6 2/3 сд, все – или ноябрь или уже после января, т.е. уже после окончания активных боев против Юденича. В т.ч. 3 сд – на Южный фронт, 2 1/3 – на Западный фронт, 1 сд – на Юго-Западный фронт и одна бригада на север, в 6 армию.

ЗапФронт – на другие фронты отправлено 4 сд + кбр, в т.ч. 1 сд в 7 армию, остальные на Южный фронт.

Туркфронт – отправлены 4 сд и кд (3 кбр), в т.ч. 4 сд – на Юго-Восточный фронт, 3 кбр в Тулу.

Востфронт – 3 сд, в т.ч. 1 1/3 сд на Запфронт, 1 сд – на Юго-Восточный фронт, 2 бригады в Тулу

Запасная армия – 3 расчетных кд в ноябре на Юго-Восточный фронт,

Брянск, Орел, Курск – отправили 2 1/3 расчетных сд на Южный фронт.

Тула отправила 2 сд, в тч 1 сд на Запфронт, 1 бригада в 7 армию, 1 бригада на Южный и 1 бригада на Юго-Восточный фронт.


Итого из 27 1/3 расчетных дивизий только 6 1/3 дивизии за весь период (8 месяцев) переброшены на длинные расстояния – 4 сд переброшены 7-й армией на Южный и Юго-Западный фронты и 1 1/3 сд с Восточного фронта на Западный. Из оставшихся основная часть – это переброски на короткие расстояния между соседними фронтами или переброски из центра. К первым в частности можно отнести следующие:

2 2/3 сд из 7-й армии из-под Питера с Юденического фронта на Западный фронт (в состав которого кстати 7-я армия долгое время входила) и 6 армии, воевавшей на севере против Миллера
4 сд и кавбригада с Западного фронта на Южный фронт (осенью 1919 года это грубо говоря переброска из Смоленска под Курск и Орел) и в 7-ю армию (опять же близкие соседи).
4 сд с Туркфронта на Юго-Восточный фронт – название Туркестанский применительно к данному периоду не должно пугать – поскольку Туркфронт осенью 1919 года – это борьба против Южной армии Колчака, Оренбургских казаков и в низовье Волги – т.е. опять же очень близкие соседи с ЮгоВостфронтом – действовавшим между Волгой и Доном.
2 1/3 расчетные стрелковые дивизии были переброшены из Брянска, Орла, Курска на Южный фронт – по сути в данное время это внутрифронтовые переброски, из ближайшего тыла – также как и переброски двух стрелковых бригад из Тулы на Южный и Юго-Восточный фронты.

Всего таким образом было переброшено 13 2/3 сд и кавбригада. Еще 7 расчетных дивизии (3 стрелковых и 4 кавалерийских) перебрасывались в центральные районы или наоборот из центра на фронты, как правило на чуть большие расстояния:
Это 3 кавбригады с Туркфронта в Тулу, 1 2/3 сд с Востфронта на ЮгоВосточный фронт и в Тулу, 3 кавдивизии из Запасной армии (в Поволжье) на Юго-Восточный фронт и из Тулы 1 сд на Запфронт и 1 сбр в 7-ю армию.

Итого в ключевой для выживания советской власти период основная часть войск реально перебрасывалась на относительно небольшие расстояния - 20 2/3 расчетных дивизии против 6 1/3 на действительно большие расстояния через всю страну, с одного ТВД на другой. Причина в общем-то более чем понятна – это аховое состояние железных дорог – вот во что например выливалась в реальной жизни переброска одной стрелковой дивизии из Сибири на Юго-Восточный фронт зимой 1919-1920 гг. (я ранее уже приводил эту цитату в одном из своих постов):

«Изложенная обстановка требует усиления фронта как присылкой свежих боевых дивизий, так и быстрым укомплектованием поредевших рядов всех дивизий Кавказского фронта. Однако, несмотря на своевременно принятые меры по усилению фронта тремя стрелковыми дивизиями и одной кавалерийской, до настоящего времени все эти силы находятся еще очень далеко от своих районов сосредоточения, так 52 дивизия, намеченная к переброске из района Дмитриевска по железной дороге, оказалась вынужденной двигаться походным порядком 680 верст, в настоящее время находится в районе Купянска, т. е. в 320 верстах от фронта 8 армии, куда она перебрасывается. 29 дивизия, начав погрузку 16 ноября [сам документ готовился в конце января], сосредоточила лишь одну бригаду, остальные ее части находятся на колесах, имея голову в Отрожке и хвост в Тюмени, Оставшиеся эшелоны тыловых учреждений продолжают грузиться в Ялуторовске, причем сейчас не представляется возможным хотя бы приблизительно указать, когда эта дивизия может собраться, так как 20 января НКПС потребовал приступить к разгрузке эшелонов дивизии в тех узлах, где они находятся, так как дальше протянуть ничего нельзя за забитостью узлов. Не в лучших условиях находится переброска 24 дивизии, два полка которой сосредоточились в Поворино, а остальные находятся в эшелонах и часть даже не приступала к погрузке. Окончательное сосредоточение этой дивизии ожидать не приходится, так как и в отношении ее поступило требование приостановить дальнейшую отправку. 12 кавалерийская дивизия, пройдя походным порядком 345 верст, сосредоточилась в балашовском районе. Из сказанного видно, что командование оказалось абсолютно лишенным возможности своевременно усилить Кавказский фронт свежими дивизиями. Не лучше обстоит дело и с перевозками маршевых пополнений. Бесконечно простаивая на узловых станциях, большая часть пополнений тоже не прибыла в указанные им места, а если и прибыла, то с большим процентом утечки, между тем численность дивизий падает и падает ежедневно».

Выше речь шла об уже готовых соединениях – естественно ценность 10 тыс. штыков сколоченной боевой дивизии существенно выше ценности 10 тыс. штыков в маршевых батальонах с соответствующим количеством нестроевых и разного имущества скопом. И естественно переброска готовой дивизии на большие расстояния представляется гораздо более целесообразной, чем переброска сырых мобилизованных толп, поскольку затраты одинаковые, а отдачи больше. Тем не менее переброска даже готовой дивизии – как видно – представляла огромную трудность. И здесь я немножко коснусь другого вопроса – мобилизационного потенциала. Очень часто к преимуществам большевиков относят и превосходство в человеческих ресурсах, проживавших на подконтрольных им территориях. Между тем утверждающие это совершенно не принимают во внимание именно вопроса о состоянии коммуникаций – которые увы – отнюдь не позволяли использовать человеческие ресурсы например из под Екатеринбурга или Вологды на Южном фронте (за исключением отдельных частей или например групп мобилизованных рабочих-коммунистов из Питера и Москвы). По сути каждый ТВД должен был рассчитывать на человеческие ресурсы близлежащих или центральных территорий. И с учетом этого фактора превосходство большевиков летом-осенью 1919 года уже часто не столь очевидно:


"Административные возможности выражались в том, что большевики сумели обеспечить и поддерживать в наиболее напряженные моменты как минимум двукратное преимущество в численности. При этом формально обладая большими мобилизационными контингентами, реально для пополнения частей Южфронта они могли использовать их далеко не в полном объеме:
Так, из подконтрольных большевикам территорий мобилизационные ресурсы некоторых не могли использоваться именно для Южного фронта в силу значительной удаленности от ТВД, а также в связи с необходимостью обеспечивать пополнение запасных частей других фронтов – в первую очередь Западного против Юденича и Восточного. Речь идет в частности о следующих губерниях: привязанные географически в большей степени к Восточному фронту и к северу Вологодская, Вятская, Казанская, Оренбургская, Пермская, Уфимская, общей численностью на 1914 год 17,9 млн. чел. и привязанные к Западному фронту (держал фронт против поляков и вел боевые действия против Юденича) Витебская, Минская, Могилевская, Новгородская, Олонецкая, Петроградская, Псковская губернии общей численностью 14,2 млн. человек. Соответственно использоваться на Южном фронте могли мобилизационные контингенты следующих губерний: Ярославская, Владимирская, Калужская, Костромская, Московская, Нижегородская, Пензенская, Подольская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Симбирская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская с общим населением 40,1 млн. руб.

Вооруженные силы Юга России летом-осенью 1919 года контролировали следующие губернии:
Черноморская, Херсонская, Донская, Екатеринославская, Киевская, Полтавская, Таврическая, Харьковская, Дагестанская, Елисаветпольская, Кубанская, Ставропольская, Терская с общим населением 32,7 млн. чел.

На территории еще части губерний на тот момент шли боевые действия, то есть их человеческие ресурсы могли использоваться и той и другой стороной – речь идет о Черниговской, Астраханской, Воронежской, Курской и Орловской губерниях с общим населением 14,1 млн. человек.

Таким образом, больше красные могли использовать для комплектования Южного фронта территории с населением порядка 50 млн., белые – порядка 40 млн. При этом красные поддерживали вдвое большую численность своих войск."



Возвращаясь к вопросу перебросок и расстояний – в 1920-м году ситуация изменилась – вырос и объем перебросок (36 1/3 стрелковых и 22 1/3 кавалерийский дивизий), и количество перебросок на далекие расстояния – но это скорее из-за снижения остроты положения на других фронтах. Тенденции все же остаются прежними – значительная часть перебросок это все равно между соседствующими фронтами. Наиболее масштабные переброски происходили со следующих фронтов:

Юго-Восточный (теперь Кавказский) фронт - 9 1/3 сд и 14 кд, их можно разбить на несколько периодов – апрель-май – приоритет польского направления – всего 1 кавдивизия отправляется на Южный фронт, при этом Западный фронт получает отсюда 5 стрелковых дивизий, а Юго-Западный (географически более близкий) – 2 стрелковых и 5 кавалерийских. С лета ситуация меняется – в июне-июле на Западный фронт уходит уже 2 стрелковых дивизии, а на Южный фронт (против Врангеля) – уже 4 кавалерийских дивизии, конный корпус и стрелковая бригада, в сентябре туда перебрасываются еще 2 кавдивизии.
7 армия с окончательным разгромом Юденича отправила на другие фронты 9 1/3 стрелковые дивизии и кавбригаду, в том числе 2 сд на Южный фронт (в июле и октябре), а все остальные опять же активно воюющему против поляков соседу – Запфронту.
Восточный и Туркестанский фронты – опять же после окончательного разгрома Колчака – отправили на другие фронты расчетных 8 стрелковых и 2 кавалерийских дивизии – Востфронт 6 2/3 сд и Туркфронт 1 1/3 сд и 3 кд, в том числе 1 сд на Юго-Западный фронт, 1 сд Западному фронту, 4 1/3 сд и 2 кд – Южному фронту, и уже в самом ноябре 1 2/3 сд на Кавказский (бывший Юго-Восточный) фронт.
С окончанием активной фазы боевых действий против поляков начали делиться своими войсками Юго-Западный и Западный фронты – первый отправил в сентябре 4 кд против Врангеля, второй 2 сд на Кавказский, 2 – на Юго-Западный, и 1 в 7-ю армию.

Опять же, что касается состояния железных дорог – 1920 год дал сюда дополнительные примеры – это и Конармия, переброшенная на Юго-Западный фронт своим ходом, это и пример 100 тысяч пополнений, подготовленных Запасной армией Западного фронта во время польской кампании летом 1920 года – когда при крайней истощенности частей действующей армии эти пополнения так не смогли добраться до фронта из Смоленска. Каменев там же в своей статье дает и такие показатели работы железных дорог – в среднем 173 эшелона в месяц или 5,4 эшелона в день – и тут же оговаривается, что данные цифры «кажутся на первый взгляд небольшими». Сама оговорка «на первый взгляд» показательна – при том что целевая аудитория его статьи (а статья написана на базе курса лекций) это профессиональные военные, знакомые и с цифрами работы железных дорог во время Первой мировой войны – понятно, что для них эти цифры уже кажутся небольшими. Ну и дальнейшие оправдания – это лишь дополнительные камешки в огород «железных дорог», точнее их состояния в годы Гражданской войны. Согласно автору – данные цифры большие поскольку обязательно нужно учитывать именно плохое состояние коммуникаций в те годы.


Особенность третья – доноры и реципиенты

Интересен вопрос и выделения явных доноров и реципиентов. Первых можно отранжировать следующим образом:

На первом месте Юго-Восточный (Кавказский) фронт – из тех фронтов, где в 1919 году велись наиболее активные и масштабные боевые действия, и где они закончились к началу летней кампании 1920 года – он находился ближе всего к тем фронтам, где боевые действия продолжались – к Западному, Юго-Западному и Южному.
Второе место занимают Восточный и Туркестанский фронты – вместе они дали другим фронтам 15 расчетных стрелковых дивизий (соответственно 9 2/3 и 5 1/3) и 3 кавалерийских (все Туркфонтом) – опять же – по размаху боевых действий разгром Колчака сопоставим с разгромом Деникина, активные боевые действия к весне 1920г. уже закончились, но географически эти фронты находились дальше, чем тот же Юго-Восточный фронт.
Почетное третье место – 7 армия – 16 сд и кавбригада - масштаб перебросок уступает переброскам с упомянутых выше фронтов лишь потому, что масштаб действий против войск Юденича и Родзянко – при всем накале боев – все же заметно уступал таковым в противостоянии с Колчаком и Деникиным.
На фоне «большой тройки» несколько теряется Западный фронт – тем не менее роль его в решающий момент 1919 года оказалась крайне высока. Активный получатель пополнений в 1920 году, в 1919 году он был как раз резервуаром для двух европейских ТВД, где сложилась наиболее острая ситуация: для воюющей с Юденичем 7-й армии и для Южного фронта в пик октябрьских боев под Курском и Орлом. Кстати роль Западного фронта как источника сколоченных пополнений для других фронтов Гражданской войны на тот момент не сильно приветствовалась руководством фронта.


Что касается реципиентов – то здесь лидеры точно также весьма заметны.

Во-первых, это Южный фронт, сам по себе передавший другим фронтам за весь рассматриваемый период всего две дивизии, но получивший при этом 18 стрелковых и 16 1/3 кавалерийских дивизии – сперва как для борьбы с Деникиным, а затем для борьбы с Врангелем. На втором месте упоминавшийся выше Западный фронт – 20 1/3 стрелковых и 1 кавалерийская дивизии – разумеется против поляков. Против них же получил большую часть войск и Юго-Западный фронт, занимающий третье место с 8 стрелковыми и 5 кавалерийскими дивизиями. Ну и четвертое место - с заметным отрывом – это 7 армия с пополнениями в количестве 2 2/3 стрелковых дивизий и кавбригады.


Выводы

Итак, возвращаясь к теме центрального положения красных, как их преимущества, позволяющего им действовать по внутренним операционным линиям. Теоретически данное преимущество должно было выливаться в возможность красных перебрасывать войска с изолированных друг от друга ТВД при изменении ситуации на них, чего белые наоборот были лишены. Т.е. красные могли перебросить при необходимости и улучшении своего положения на колчаковском фронте войска из Сибири против Деникина, или снять войска с Южного фронта для отправки их против Юденича, в то время как белые естественно не могли перебросить ни войска из Сибири на Юг, ни с Юга на Северо-Запад. И единственная их возможность улучшить ситуацию заключалась лишь в координации действий.

Между тем на практике – как ни парадоксально – возможность в критический момент использовать свое центральное положение у красных была сведена к минимуму – в силу одновременности достижения наивысшего напряжения на Юге России и под Петроградом и в силу состояния коммуникаций. По сути осенью 1919 года – когда ситуация для большевиков была наиболее сложной – переброски между изолированными ТВД были минимальны – как указывалось выше, на дальние расстояния были переброшены только 6 1/3 дивизии – 4 сд переброшены 7-й армией на Южный и Юго-Западный фронты и 1 1/3 сд с Восточного фронта на Западный. При этом 3 сд 7-й армии были переброшены уже в начале 1920 года, и только одна – в ноябре 1919 года – т.е. уже после достижения перелома и на юге и на Северо-Западе. То есть критического влияния они на ход боевых действий не оказали. Разве что – что касается перебросок пусть и не на длинные расстояния, но между изолированными фронтами – здесь сыграли переброшенные в августе-сентябре на Юго-Восточный фронт две стрелковые дивизии с Туркфронта и одна – с Восточного.

Все прочие переброски – это по сути переброски либо из ближайшего тыла, либо с ближайших фронтов – в т.ч. Западного, на котором боевых действий не велось – что скорее является эквивалентом (для ВСЮР) перебросок из тыла, либо например от Кавказской армии Врангеля в Добровольческую армию, либо частей ВСЮР, действовавших против Петлюры, куда-н. под Орел или Воронеж.

Большевики действительно смогли в полной мере воспользоваться своим преимуществом лишь в 1920 году, когда вопрос о выживаемости Советской власти уже не стоял так остро как за год до этого. В общем и целом, преимущество центрального положения у большевиков безусловно имелось – но в настоящий момент его значение сильно преувеличивается.

Ну и цитата на закуску:

ИЗ ДОКЛАДА ГЛАВКОМА В. И. ЛЕНИНУ О СТРАТЕГИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ РЕСПУБЛИКИ И КАЧЕСТВЕ РЕЗЕРВОВ
Январь 1919 г.

Из всего вышеизложенного явствует, что в настоящее время наша Республика ведет активные действия на фронтах, расположенных по всем 4 странам света, общее протяжение коих равняется почти 8.000 верст. Такое невероятное развитие боевых фронтов имеет свои выгоды, но вместе с тем и колоссальные недостатки. Первое заключается в том, что мы имеем возможность сокрушить наших врагов в любом направлении произвольным выбором ударного фронта, придавая произвольное, зависящее от нас напряжение. Мы не стеснены ни маневрированием, ни выбором фронта удара. Второе же заключается в том, что наш многочисленный противник имеет возможность наносить нам одновременно удары со многих сторон, что заставляет нас иметь наготове внутри страны сильные резервы для действий по внутренним операционным линиям и как одно из непременных условий исправной боевой работы резервов—вполне безотказные действия железных дорог.


UPD. Из доклада генерала Холмэна:
«301. Опять же, отсутствие топлива настолько серьезно и дезорганизация на железных дорогах достигла такого уровня, что описанные выше переброски войск должны быть сопряжены с большими опозданиями. Подсчитано, что перемещение дивизии с Архангельского фронта на Волжский займет скорее даже 6 недель, чем месяц»




ну и еще:

Решающий период Гражданской войны - 1919 год на Южном ТВД:
Ситуация со снабжением противоборствующих сторон
Соотношение численности противников летом-осенью 1919 года

К оценке численности белых и красных армий
К вопросу сравнения боеспособности Красной и Белой армий
Как Красная армия справлялась с "патронным кризисом"
В продолжение темы снабжения Красных и Белых армий.
Петроградский блицкриг генералов Юденича и Родзянко
Немного о качестве командного состава белых и красных армий
Tags: Гражданская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments