?

Log in

No account? Create an account
Oct. 31st, 2008 @ 09:43 pm Записки начальника разведки. Глава 4. Партизанская разведка (окончание)
СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДЫДУЩАЯ СТРАНИЦА

ПАРТИЗАНСКАЯ РАЗВЕДКА. ОКОНЧАНИЕ.

Но кроме того, о чем упоминалось выше, основные усилия бригады были направлены на разведку и срыв передвижений войск по дорогам Минск-Москва и Орша-Могилев. Диверсионно-разведывательные группы всех отрядов постоянно выходили к железным дорогам, минировали их и пускали под откосы воинские эшелоны. Для того, чтобы группы не мешали друг другу, между отрядами были распределены участки для диверсии.

Для крушения воинских эшелонов партизаны применяли самые различные способы. В начале 1942 года, когда в отрядах не было взрывчатки, партизаны разводили рельсы, вынимая костыли на стыках, подкладывали металлические башмаки или просто отбрасывали одну из рельс в сторону. В мае 1942 года группа во главе с Булановым и Никитченко около станции Копысь, разобрав один пролет рельсов, пустила под откос воинский состав гитлеровцев.

В июне 1942 года группа во главе с командиром 5-го отряда Симдянкиным разобрала путь железнодорожного полотна восточнее Коханово, и идущий к фронту эшелон потерпел крушение. Потребовалось продолжительное время, чтобы восстановить движение поездов.

Иногда в качестве мин использовали артиллерийские снаряды и небольшого веса неразорвавшиеся авиационные бомбы. В этом случае в качестве детонатора использовались одна-две толовые шашки. Так, в 1942 году в районе западнее Орши авиационными бомбами и артиллерийскими снарядами минировали железные дороги отряды под командованием Суворова, а в районе южнее Шклова - под руководством комиссара 10-го отряда Гришанова.

Иногда партизаны выходили на железные дороги большими группами для уничтожения охраны, подрыва мостов и выведения из строя железнодорожного полотна на значительных по протяженности участках. Например, в 1942 году отряд Суворова вышел к дороге под Оршей в полном составе, механическим путем и взрывами вывел из строя железнодорожное полотно на участке в несколько километров, уничтожил железнодорожные будки и немецкую охрану дороги, в результате чего движение поездов было остановлено на несколько суток.

Однако из-за отсутствия квалифицированных специалистов минно-подрывного дела, отсутствия взрывчатых веществ заводского изготовления и, в частности, тола, принадлежностей для взрывания, табельных мин и зарядов, партизаны довольно часто терпели неудачи. Самодельные мины иногда не взрывались, были плохо замаскированы и обнаруживались охраной железной Дороги. Из-за неумелого обращения с ВВ и средствами подрыва были и несчастные случаи. Летом 1942 года командованием бригады было принято решение организовать всеми отрядами поиск неразорвавшихся мин и снарядов, а также обучение партизан минно-подрывному делу, изготовлению самодельных мин из выплавленного тола под руководством специалистов. Особенно активизировалась подготовка инженеров-подрывников после прибытия в бригаду из-за линии фронта групп Горбатенкова М.Т., Ситкевича Н.Г., Назарова Г.А.

Большой вклад в установку мин на железных дорогах и обучение партизан минно-подрывному делу, внесли инструкторы: в 1-м отряде - Горбатенков, Агатенко, Холобов, Ключ, в 5-м отряде - Жамейко, Казанцев, Шамонин, Савинов, Аксенов, в 10-м отряде - Белобрагин, Храполвицкий, Малашкевич, Иванов, Акуленко, в 20-м отряде- Скакунов, Савин, в 31-м отряде- Назаров, Магон, Малофеев, Соков, Лапшин, в 25-м отряде - Юрченко, Беляцкий, Апарин, в 60-м отряде - Костоломова и многие другие.

Особенностью такого обучения было то, что после инструктивных занятий в лесу инструктора-подрывники формировали группы и отправлялись с ними на железные дороги для практического подрыва воинских эшелонов. Так, в июне 1942 года прибывшие из-за фронта подрывники Юрченко и Павлович, подобрав и подготовив из числа местных партизан трех человек, отправились на железную дорогу Минск-Москва в район Коханово. Удачно подошли к дороге, установили мину и пустили под откос вражеский эшелон.

Ключ, прибывший из-за линии фронта, подготовил группу из числа партизан 1-го отряда и на участке между Толочиным и Коханово подорвал эшелон гитлеровцев, который шел к фронту.

Получив подготовку по минно-подрывному делу, практически совершив подрыв на железной дороге, местные партизаны становились мастерами своего дела и уже самостоятельно выходили на выполнение боевых заданий.

Подрывники перед выходом на железную дорогу вели тщательную разведку. Стремились заложить мины на затяжных уклонах, высоких насыпях и кривых участках пути-т.е. таких местах.где взрыв наносил бы наибольший ущерб противнику. Чтобы обеспечить длительный перерыв в движении поездов, крушения осуществлялись в местах, где было трудно вести восстановительные работы.

Несколько раз наши подрывники устраивали крушения гитлеровских эшелонов восточнее Коханово, Толочина и севернее Шклова.

Поиск неразорвавшихся и оставленных при отходе наших войск авиационных бомб и снарядов существенно помогал пополнить запасы взрывчатых веществ. Комиссар 10-го отряда Гришанов и командир взвода Иванов из-под Белыничей доставили в бригаду две авиационные бомбы по 250 кг каждая. В августе 1942 года разведчики отряда Ковалева привезли в лес 13 авиационных бомб, Марков и Лукашенко из 10-го отряда также доставили несколько бомб из-за Днепра.

В отряде наладилось производство по выплавке тола и изготовлению из него самодельных мин, различных по весу и оболочкам. Обычно делались мины весом от 5 до 7 кг, этого вполне было достаточно, чтобы вывести паровоз из строя навсегда. Для детонации выплавляемого тола использовались шашки заводского изготовления. Взрыватели применялись также только заводские, их брали у подрывников, прибывших из-за линии фронта. Примерно 450-500 кг тола принесли в бригаду группы подрывников Горбатенкова и Ситкевича.

В 1943 и 1944 годах тол, принадлежности для взрывания, английские магнитные мины транспортировались из-за линии фронта в бригаду по воздуху, „ли выбрасывались на парашютах в грузовой таре.

С мая 1942 года до ухода бригады в Лепельские леса подрывниками было совершено несколько диверсий на железных дорогах. Группе Горбатенкова в период с 9 июня по 12 сентября 1942 года удалось пустить под откос 17 вражес-ких эшелонов.

С февраля по ноябрь 1943 года диверсионными группами бригады было подорвано 43 эшелона противника. При этом было уничтожено 39 паровозов и более 240 вагонов с личным составом, военной техникой, горючим, боеприпасами и другим имуществом. Только в октябре 1943 года было пущено под откос 12 эшелонов гитлеровцев.

В праздничном приказе от 7 ноября 1943 года констатировалось, что партизаны бригады за 1942-43 года пустили под откос 101 вражеский эшелон.

В декабре 1942 года партизанами бригады было подорвано 6 воинских эшелонов, уничтожено 26 платформ, 23 вагона, 26 вагонов-цистерн с горючим.

С течением времени совершенствовались способы уничтожения вражеских эшелонов. Так, полученные из-за линии фронта противотанковые ружья нашли применение по уничтожению паровозов и вагонов-цистерн. Первыми применили противотанковые ружья группы командира роты 31-го отряда Ивана Магона. Преимущества этого способа уничтожения эшелонов противника были очевидны, ведь не нужно было выходить на полотно дороги и устанавливать мины.

В октябре 1943 года группа Магона, замаскировавшись на опушке леса, на перегоне Троцилово-Славное, ждала подхода эшелона с горючим. При его появлении по цистернам был открыт огонь бронебойно-зажигательными пулями. Вытекающее горючее загорелось, пламя перебросилось на другие цистерны и вагоны, в результате чего эшелон сгорел на ходу. Противотанковые ружья использовались и для уничтожения паровозов, достаточно было сделать две пробоины, как он или останавливался, или взрывался. Для уничтожения эшелонов партизаны использовали и комбинированный способ, который заключался в следующем: на полотне устанавливалась мина, которая взрывалась под паровозом, а затем из противотанковых ружей расстреливались цистерны с горючим.

Партизаны этой же группы 16 сентября обстреляли и уничтожили еще один вражеский эшелон. Кроме Магона в группе были Остапов и Трофимов.

Группа 31-го отряда в составе Лапшина, Трофимова, Ершовой с использованием противотанкового ружья за две недели октября 1943 года уничтожила три эшелона.

Самым результативным способом уничтожения вражеских эшелонов был налет. В ноябре 1942 года большая часть отряда Назарова и Симдянкина на перегоне Толочин-Славное заминировала дорогу, подорвала паровоз, уничтожила немецкую охрану, забросала вагоны термитными шашками и шарами, от которых эшелон загорелся, захватила часть продовольствия и вернулась в лагерь. Операцией руководил начальник штаба бригады.

В 1943-44 годах из-за линии фронта в бригаду начали поступать английские магнитные мины с взрывателями, оснащенными часовым механизмом. С появлением этих мин круг диверсий против немецких оккупантов расширил- ся. Мины устанавливались на цистернах с горючим, на бочки, другие емкости на складах ГСМ и просто на колесах вагонов. Загремели новые взрывы на железнодорожных составах при их движении, что затрудняло быстрое устранение неполадок, взлетали на воздух склады с горюче-смазочными материалами, противник нес невосполнимые потери.

Для установки магнитных мин на станции и в города направлялись девушки-разведчицы, широко применяли магнитные мины и наши разведчики-подпольщики. Небольшие по размеру и весу мины легко переносились в сумках, портфелях, карманах; для приведения в действие взрывателя требовались буквально секунды.

На счету подрывников партизанской бригады "Чекист" было по несколько железнодорожных эшелонов немцев, пущенных под откос. Группа Юрченко из 20-го отряда пустила под откос 19 эшелонов, Шамонина из 5-го отряда - 18, Ага-тенко из 1-го отряда - 17, Скакунова и Савина из 20-го отряда - по 13, Казанцева из 5-го отряда - 10, Назарова - командира 31-го отряда, Белобрагина - командира 10-го отряда, Холобова из 1-го отряда - по 9 эшелонов, Федора и Ивана Гришановых из 10-го отряда, Жамейко из 5-го отряда, Ключ из 1-го отряда - по 8, Шустикова из 10-го отряда, Костоломовой из 60-го отряда - по 6 эшелонов.

В августе-сентябре 1943 года партизанская бригада "Чекист" приняла участие в "рельсовой войне", проведенной по плану Ставки Верховного Главнокомандования и Центрального штаба партизанского движения. "Рельсовая война", по замыслу Ставки, была тесно связана с завершением разгрома немецко-фашистских войск в Курской битве и проведением Смоленской операции.

Указания на участие в операции "Рельсовая война" командир бригады получил по радио из Центрального штаба партизанского движения. Затем это указание было продублировано и уточнено представителем Могилевского подпольного обкома партии Крисковцом, специально прибывшим в бригаду. Он указал участки для подрыва, проинформировал о соседних партизанских формированиях, также выдвигающихся для решения этой задачи.

Командир бригады на совещании с руководством и командирами отрядов указал участки для подрыва железной дороги в районе станции Славное и между Оршей и Могилевым. Мне была поставлена задача на разведку этого участка, обеспечение безопасного выхода отрядов к нему, подготовку разведчиков в качестве проводников. Были определены сроки подготовки партизан для осуществления подрыва рельсов. Центр оказал помощь, выделив тол и средства взрывания. Особое внимание на совещании было обращено на скрытность подготовки этой операции.

Подготовка подрывников заключалась в следующем: каждый партизан должен был подойти к железной дороге, заложить толовую шашку с зажигательной трубкой под рельс и замаскировать землей. По команде командира роты нужно было зажечь огнепроводный шнур и отойти. В отрядах изготовили имитационные стограммовые толовые шашки, зажигательные трубки, были доставлены обломки рельс и началось обучение.

Для изготовления простейшего взрывного устройства брали табельный капсуль-детонатор, в него вставляли огнепроводящий шнур - получалась зажигательная трубка. Капсуль-детонатор зажигательной трубки вставлялся в толовую шашку, и заряд был готов к применению.

До начала операции на нашу посадочную площадку, расположенную в 3 км западнее деревни Заозерье, в мягких парашютных мешках был выброшен с самолета тол, который распределили по отрядам. Боевые зажигательные трубки изготовлялись подрывниками. Каждый получал на руки одну-две зажигательных трубки и одну или две шашки тола.

Я с разведчиками отрядов Иванова, Симдянкина, Шамарина за два дня до начала операции выехал к железной дороге. В течение двух дней мы уточнили обстановку на участках, намеченных на карте. Определили характер охраны, дороги, наметили маршруты подхода, избегая завалы и возможные заминированные участки, рубежи развертывания отрядов в цепь перед дорогой, объекты немцев, которые следовало подавить или уничтожить в ходе операции. Еще в лагере были определены места встречи отрядов с разведчиками, которые выводили отряды к участкам дороги. Начало операции определялось сигналом по радио из Москвы 3 августа 1943 года.

К 23 часам 2 августа отряды вышли в исходные районы. Я доложил Кирпичу о проведенной разведке.

В час ночи 3 августа по сигналу зеленой ракеты партизаны заняли насыпь железнодорожного полотна и установили заряды. По команде были зажжены зажигательные трубки, и на всем многокилометровом участке загремели взрывы. Одновременно со взрывами был открыт огонь на подавление немцев в будках и бункерах, приспособленных для охраны. В зависимости от количества шашек, выданных партизанам, они выходили на железную дорогу два или три раза. Левее станции Славное были слышны взрывы и огонь из стрелкового оружия наших соседей - партизан бригады Жумина. Взрывы и бой на дороге продолжались не более 30-40 минут. Немецкая охрана была полностью подавлена, и стрельба стала затихать. По сигналу красной ракеты отряды начали организованный отход под прикрытием арьергардных подразделений.

Операция "Рельсовая война" началась одновременно по сигналу из Москвы на всей оккупированной немцами территории Белоруссии, Украины, областей РСФСР на местности протяженностью около 1000 км по фронту и 750 км в глубину, в ней участвовало около 100 тысяч партизан. Мощный удар по железнодорожным линиям был неожиданным для врага. В ходе операции было подорвано 215 тысяч рельсов, пущены под откос десятки эшелонов, взорваны мосты и станционные сооружения. Массовое нарушение вражеских коммуникаций значительно затруднило перегруппировки отступающих войск противника, осложнило их снабжение и тем самым содействовало успешному наступлению Красной Армии.

По дороге Минск-Орша, где передвигалась основная группировка войск противника, движение на несколько суток прекратилось. Эшелоны с техникой, личным составом, боеприпасами остановились, а наша авиация наносила по ним Удары.

В дополнение к подрыву рельсов, в самом начале августа, начальник разведки 5-го партизанского отряда Сафронов с группой разведчиков вывел из строя Шпалопропиточный завод на станции Толочин.

Во время операции "Рельсовая война" бригада потеряла 15 человек убитыми и десять ранеными. Потери партизаны понесли в основном при подавлении огневых точек противника, несших охрану железной дороги.

5 августа было получено сообщение о победе Советской Армии на Курской дуге и освобождении нашими войсками Орла и Белгорода. Это, безусловно, подняло боевой дух партизан, вселило уверенность в нашу победу, и каждый участник "рельсовой" операции почувствовал, что в победе над врагом есть и его доля.

Итоги операции "Рельсовая война" были подведены на заседании Шкловского подпольного РК КП(б) и на совещании секретарей партбюро отрядов, которое провел Могилевский подпольный обком партии. Подробный анализ действий партизан на железной дороге был сделан и в партизанских отрядах.

Подготовка и проведение операции продемонстрировали силу партизан, их возможности решать задачи в тесном взаимодействии с войсками действующих фронтов. Партизанские формирования имели надежную связь с Центром и готовы были выполнять его указания.

Обеспечение партизан взрывчатыми веществами, средствами взрывания позволило быстро подготовить широкомасштабную операцию и провести ее с большой результативностью на широком фронте и на большую глубину.

Командный состав бригады (Кирпич Г.А., Букштынов Ф.И., Севостьянов Г.Н., Буланов И.Д.), командиры отрядов (Иванов ГС, Симдянкин А.Ф., Дьяков Н.С., Кренев С.А., Якушко И.Я., Якимов С.Н., Шамарин А.И.), начальники штабов отрядов, командиры рот, взводов, отделений, рядовые партизаны показали организованность, сплоченность, волю при решении важной задачи. Разведчики бригады сумели обеспечить командование и отряды разведывательными данными, которые способствовали успешному проведению операции.

На этом "рельсовая война" не закончилась. Вторым ее этапом была операция под кодовым наименованием "Концерт", проведенная в период с 19 сентября по ноябрь 1943 года и тесно связанная с наступлением советских войск по освобождению восточных районов Белоруссии. Для ее осуществления в бригаду вновь были выброшены на парашютах взрывчатка, оружие и боеприпасы. Отряды бригады на тех же участках железных дорог Славное-Орша и Орша-Могилев продолжали подрывать и разрушать железнодорожное полотно и выводить из строя железнодорожные сооружения. Для проведения операции "Концерт" отряды выходили на железные дороги по нескольку раз.

Немцы приняли ряд мер по усилению охраны и обороны железных дорог. Были усилены посты охраны непосредственно на дорогах, гарнизоны на подступах к ним. Были построены дзоты, не позволявшие партизанам подходить к дорогам. Местное население привлекалось к работам по вырубке леса вдоль железной дороги или для устройства лесных завалов, которые на отдельных участках немцами минировались. Периодически немцами устраивались засады на вероятных путях подхода партизан к дорогам. Наткнувшись на такую засаду в районе западнее Коханово, погибли наши подрывники Иосиф Ситкевич и Андрей Павлович. В районе станции Лотва 17 января 1944 года после взрыва поезда были выслежены, окружены и уничтожены гитлеровцами разведчики-подрывники 10-го отряда Сергей Шугалей и Софья Яблочкина. В декабре 1943 года после десятого немецкого эшелона, пущенного под откос группой Андрея Казанцева из 5-го отряда, немцы выследили группу, окружили ее на хуторе Кульцово в 10 км южнее Коханово и подожгли дом, где укрылись партизаны. Трое ребят (Сафронов, Безлюдов и Архипов) погибли. Чудом, закрывшись в подполье горящего дома, остались живыми Казанцев и Пекарский.

21 января 1944 года группа Казанцева, возвращаясь с очередного задания, опала в засаду. В бою погибли Якинец и Кабанов, а Валентина Забодалова, раненного в обе ноги, захватили в плен. После жестоких пыток немцы казнили Валентина.

Однако, несмотря на ужесточение обстановки и потери наших товарищей при выполнении боевых заданий, диверсии на дорогах продолжались вплоть до соединения бригады с частями Советской Армии. Приходилось более детально и внимательно вести разведку.

Стойкость и героизм в борьбе с немецкими захватчиками, особенно при действиях в разведке, проявили и наши девушки-партизанки.

К разведывательным и диверсионным задачам привлекались Люба Кривельская, Валя Воробьева, Зоя Аладьева, Зина Платонова, Нина Фомина, Нина Ласкевич, Ольга Горбацевич, Мария Андреева, Ольга Леванович, Ольга Костоломова, Ольга Демеш, Мария Венидиктова, Полина Войтова, шесть сестер Ховренковых (Надежда, Мария, Матрена, Анна, Зинаида, Ефросинья), Акулина и Валентина Сидляровы и другие. Каждая из них по несколько раз выходила на ответственные разведывательные задания, на счету каждой по несколько эшелонов гитлеровцев, пущенных под откос.

Нина Ласкевич родилась в 1923 году в городе Горки Могилевской области. В 1941 году закончила среднюю школу и мечтала поступить в педагогический институт, посвятить жизнь воспитанию детей. Все планы разрушились, когда началась война и немцы заняли Горки. Нина установила связь с городскими подпольщиками и по их заданию устроилась работать переводчицей в городской магистрат. Выполняла различные задания подпольной организации по вскрытию мероприятий противника в Горках. Через Любу Кравцову, работавшую в паспортном столе, добывала чистые бланки удостоверений личности, различных справок и передавала их подпольщикам. Гестапо заподозрило Нину, установило за ней слежку и намеревалось арестовать. Товарищи предупредили ее, и она укрылась у своей подружки Вали Воробьевой. Несколько дней гестаповцы дежурили у квартиры Нины, а когда поняли, что она домой не вернется, арестовали ее мать, пытали, а затем расстреляли. Нина и Валя ушли из Горок, переправились через Днепр и с помощью местных жителей нашли партизан в Рацевском лесу.

Для обеих девушек началась боевая партизанская жизнь, связанная с разведкой, а значит с постоянным риском для жизни. Красивая, стройная, с темным цветом глаз и волос, в рассвете сил предстала перед нами 19-летняя Нина Ивановна Ласкевнч. Расстрел матери и других подпольщиков наложил отпечаток на ее характер. Она поклялась в верности Родине, еще больше возненавидела немецких оккупантов и попросила командование поручать ей любые задания по уничтожению противника. Таких заданий для Нины и других девушек у командования бригады было много. Нина неплохо знала немецкий язык, что помогало ей в разведке. Нина и одна, и с Валей Воробьевой ходила в Оршу, Шклов, Толочин на разведку немецких гарнизонов, воинских частей, дислоцировавшихся в этих городах. Доклады Нины о результатах разведки всегда были полными и обстоятельными. По поручению командования в июле 1942 года она была направлена за Днепр для доставки в бригаду патронов. Погрузив 5 тысяч патронов в повозку и прикрыв их мешками с картошкой, Нина отправилась на переправу. Фашисты при осмотре повозки патронов не обнаружили, и она благополучно доставила их в Рацевский лес.

В конце июля 1942 года близ Орши Нина установила на железной дороге мину. Шедший к фронтуы эшелон взорвался, и это был ее первый крупный успех. Летом 1943 года Ниной были установлены две магнитные мины на железнодорожные платформы с горючим на станции Орша и в Толочине. В середине августа 1943 года она подорвала еще один вражеский эшелон у моста через реку Друть на участке железной дороги между Славное и Троцилово.

Дважды мы вместе с Ниной готовили зажигательные смеси в бутылках для поджога складов. Так, в августе 1942 года в районе Круглое был сожжен склад зерна, приготовленного для отправки в Германию.

В начале сентября 1943 года Нина вместе с разведчиком Николаем Шалухиным была схвачена полицейскими и доставлена в Круглое. Два дня в Круглом разведчиков пытали, но не добившись результатов, 11 сентября 1943 года их казнили.

Ольга Демеш, школьница из Орши, нашла партизан бригады "Чекист" в Рацевском лесу летом 1942 года. Она закончила перед войной 8 классов, и когда пришла к партизанам, ей едва исполнилось 17 лет. Маленькая, щупленькая, с рыжими волосами, внешне она никак не походила на воина-партизана. Севостьянов, первый разговаривавший с Олей, отправил ее обратно домой под предлогом того, что у нее нет оружия. Через некоторое время она вновь появилась уже с немецким парабеллумом. Началась ее новая жизнь партизанки-разведчицы. Внешность девочки-подростка позволяла ей появляться в Орше, которую она хорошо знала, Толочине, Славном. Первое задание - расклеить листовки в Орше, Ольга выполнила без труда. Затем на станции Славное поставила английскую магнитную мину на цистерну с горючим, и в пути следования эшелона мина взорвалась. В июле 1943 года Ольга вместе со своей землячкой Ниной Фоминой установили восьмикилограммовую мину на железной дороге около Барань, под Оршей, в результате чего паровоз и семь вагонов оказались под откосом. В Орше и Толочине Олей было установлено еще несколько мин, на которых взрывались поезда гитлеровцев. Она добывала данные о расположении немецких войск, их передислокации, о размещении складов и баз в Орше и окрестностях. За ней пытались установить слежку и поймать. Но Оля, набравшись опыта и соблюдая предосторожность, уходила от немцев. В качестве заложницы фашисты арестовали в Орше ее сестру Лиду. Лида оказалась мужественной девушкой, пытки не помогли гестаповцам склонить ее на предательство, и она была расстреляна. Позднее была арестована и расстреляна мать Оли.

В документе гитлеровской службы безопасности по поводу Оли и Лиды говорится следующее (привожу выписку полностью): "Политическая служба безопасности. Отчеты ГОРП 1941-1943 гг. Русская Демеш Лидия обвинялась в оказании помощи партизанам. В процессе работы выяснилось, что она постоянно поддерживала связь со своей сестрой Олей, которая уже год находится в отряде. От сестры она получала магнитные мины для совершения диверсий. Она была арестована. Ее мать арестовать не удалось, она сбежала в отряд. Согласно приказа - была расстреляна. В этот же день был расстрелян разведчик Борисов Иван 1915г. рождения, из бригады Кирпича". Известно, что за поимку Оли гитлеровцами была определена награда в сумме 5000 марок.

Оля тяжело переживала гибель матери и сестры. Ее горе разделяли разведчики-партизаны, которые как могли успокаивали ее, стремились как-то помочь. После утраты самых близких ей людей Оля с еще большим ожесточением продолжила борьбу с гитлеровскими захватчиками.

После войны Оля уехала работать в Тюменскую область. О ее подвигах писали белорусские и центральные газеты, в том числе газета "Правда".

Победа советских войск в Курской битве летом 1943 года имела огромное военно-политическое значение. Противнику было нанесено поражение, от которого он уже не смог оправиться. После разгрома гитлеровцев на Курской дуге Советская Армия развернула общее наступление. В августе-октябре на западном направлении войска провели Смоленскую наступательную операцию, продвинувшись на запад до 250 км. Советские войска освободили Смоленск и вступили на белорусскую землю, в том числе и на территорию Могилевской области.

В борьбе с врагом Советской Армии самоотверженно помогали партизаны и подпольщики. Удары по железнодорожным линиям во время операций "Рельсовая война" и "Концерт" сочетались с нападением на гитлеровские гарнизоны, вражеские машины с людьми и техникой.

"Для охраны коммуникаций и борьбы с партизанами немецко-фашистское командование помимо охраны и полицейских вынуждено было, начиная со второй половины 1942 года, держать до 10% своих регулярных войск".

Отступая, гитлеровцы усилили грабеж населения. Специально созданные команды демонтировали производственное оборудование, отбирали у крестьян зерно и скот, вырубали лес и все это вывозили в Германию. Карательные отряды устраивали облавы в населенных пунктах и крупных городах, насильно вывозили молодежь в Германию в качестве рабочей силы.

Одновременно немецкое командование осуществляло перегруппировки войск, готовило мощный оборонительный рубеж по Днепру. На его западном берегу гитлеровцы создавали мощные укрепления, чтобы задержать советские войска. На одном из совещаний в Берлине Гитлер хвастливо заявил: "Скорее Днепр потечет обратно, нежели русские преодолеют его". К этому времени фашистское командование приняло на вооружение и опробовало под Курском более совершенные танки "Тигр" и "Пантера", штурмовые орудия "Фердинанд", совершенствовало боевую авиацию.

Белорусский штаб партизанского движения, командование действующих фронтов ставили партизанам, в том числе и партизанской бригаде "Чекист", находящейся на важнейшем стратегическом направлении, задачи по усилению разведки всех видов и обеспечению командования фронтов достоверными данными о противнике в полосе ответственности бригады между Оршей и Могилевым.

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА
About this Entry