?

Log in

No account? Create an account
Sep. 11th, 2010 @ 02:55 pm Славен Петр Антонович
ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ВЕРНУТЬСЯ НА ПРЕДЫДУЩУЮ СТРАНИЦУ


Кадровый офицер старой армии, полковник. В конце Гражданской войны эмигрировал в Латвию.

76 дней во главе Южного фронта.


★ 5 армия Восточного фронта, (16.VIII—20.Х.18) (НШ Андерсон А.К.)
★ Командующий Южным фронтом (против Деникина) -- 9.XI.18—24.1.19) (НШ Тарасов В.Ф.)
★ 15 армия Западного фронта (Армия Советской Латвии), командующий - 10.111—25.VI.19) (НШ Майгур П.М., Харламов С.Д.)

В связи со сдачей Риги освобожден от занимаемой должности. Впоследствии эмигрировал из СССР и по некоторым данным, умер от тифа в 1920 году.

Выдвиженец постреволюционного периода, креатура Вацетиса. Последний, назначенный на должность командующего Восточным фронтом, естественным образом окружает себя проверенными и близкими ему латышами – в частности, для формирования штаба фронта он использует штабы формировавшихся под Казанью латышских стрелковых бригад. Славен, начальник отдела снабжения Латышской стрелковой дивизии, с назначением Вацетиса он получает задание сформировать и возглавить Казанскую дивизию. Но не успевает – именно в это время разгораются ожесточенные бои за Казань, которая в итоге переходит в руки белых. Казань – пункт наибольшего напряжения белых и красных сил на Восточном фронте, для Вацетиса задача отбить Казань – номер 1. Именно под Казань перебрасывается большая часть латышских полков, которые составляют значительную и наиболее боеспособную часть вновь формируемой 5-й армии. Каждый третий боец последней был латышом – в середине августа общая численность 5-й армии составляла 8918 человек, в том числе боевой состав – 3200-3500 штыков и 270 сабель, 15 орудий, а численность входивших в ее состав латышских частей (5 стрелковых полков, 1 кавалерийский, 3 батареи) – 3400-3500 человек, в том числе 1045 штыков, 210 сабель, 12 орудий – каждый третий штык, и подавляющая часть кавалерии и артиллерии. Вполне естественно – на должность командарма на наиболее важном участке получает латышский полковник Славен.

Итак, первое серьезное назначение – в августе 1918 года на должность командарма 5-й армии, ведущей бои за Казань. Славену, в том числе благодаря помощи латышских частей – удается отбить Казань. Тем не менее по всей видимости это следствие не только его полководческих качеств или организаторских талантов, сколько усиленного внимания в этому участку со стороны командования Восточного фронта и руководства страны в целом, энергичности и участию самого Вацетиса, а также приоритета в получении подкреплений и большого удельного веса одних из наиболее боеспособных частей тогдашней Красной армии – латышских стрелков.

Что касается руководства Славена и его организаторских успехов, то по всей видимости он не особо блистал, в частности – с точки зрения стройной организации можно отметить например тот факт, что дивизии с единой структурой в 5-й армии появились позднее всего на Восточном фронте – и кажется уже после ухода оттуда Славена. Возможно конечно это связано с тем, что он позже стал руководителем армии и имел менше времени на ее организацию – но и дальнейшая полководческая карьера Славена не дает примеров его особых и выдающихся талантов.

Ставший Главкомом Вацетис забирает с собой и Славена и ставит его командующим Южным фронтом, ведущим бои против донских казаков Краснова. На этой должности он впрочем задерживается 2,5 месяца, и перед после активизации и наступления против воронежской группы белых Вацетис заменяет его командармом находившейся на направлении главного удара 8-й армии Гиттисом (а на место последнего ставит Тухачевского). Тем не менее своего соратника он не забывает и через полтора месяца ставит во главе создаваемой армии Советской Латвии, куда собираются латышские части со всей страны. Однако результат деятельности во главе этой армии увы печален – латышские части, успевшие прославиться своими боевыми качествами на фронтах Гражданской войны, в составе своей национальной армии преображаются в худшую сторону – в армии царит комитетчина, успешно изживаемая в остальных частях Красной армии, части малоуправляемы, личный состав разлагается и разбегается. Практически занявшая территорию всей Латвии, армия вскоре оставляет Ригу, а затем и откатывается на российскую территорию.

По некоторой информации, за сдачу Риги Славена снимают с должности командарма, происходит это незадолго до крушения самого Вацетиса. Вскоре он эмигрирует (либо перебегает) в Латвию, и умирает там. Поднявшийся в водовроте первых месяцев Гражданской войны, Славен, по всей видимости не обладая военными и организаторскими талантами, не сумел закрепиться на верхушке советской военной иерархии и быстро скатился вниз.

Интересно отметить, что вокруг Славена всплывают те же фамилии, что рядом с Вацетисом –В.Ф. Тарасов, П.М. Майгур. Последний практически одновременно с ним уходит из 15-й армии, как раз во время чистки военной верхушки от окружавших его «молодых академиков», и после этого он занимает уже более низкие должности - пом. начальника штаба охраны железных дорог Республики, начальник отдела, затем пом. начальника штаба ВНУС. Более интересна судьба Тарасова – исполнявший должность начштафронта в течение пары недель затем на длительное время он пропадает из поля видимости, и следующая информация о нем – это назначение на должность начальника разведывательного отдела при формировании Полевого штаба. Впрочем буквально через несколько дней Вацетис отправляет его на Южный фронт вместе со Славеном на должность начальника фронта (). Впрочем на этой должности Славена Тарасов пересиживает – и занимает должность наштафронта до июня 1919 года – до своего ареста. Вскоре после ареста он впрочем освобождается и назначается начальником штаба 8-й армии того же фронта, с командармом которой, бывшим полковником Ратайским в октябре 1919 года он, почти одновременно, перебегает к белым.

Кстати, чуть позже за В.Ф. Тарасовым в штаб Южфронта к Славену приходит еще один «молодой академик» - тоже б. капитан, А.М. Перемытов, и занимает вторую должность в штабе фронта – начальника оперативного управления. Он впрочем пересиживает и Тарасова – и уходит лишь осенью – на аналогичную должность в штаб Западного фронта, к Гиттису.


ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
About this Entry