eugend (eugend) wrote,
eugend
eugend

Categories:

Свечников Михаил Степанович

ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ВЕРНУТЬСЯ НА ПРЕДЫДУЩУЮ СТРАНИЦУ


(1882-1938) Кадровый военный старой армии, Генштаба полковник. В РККА – комбриг.

101 день во главе Каспийско-Кавказского фронта.

Потомственный казак, из семьи офицера, окончил Донской кадетский корпус, Михайловское арт. училище (1901), Императорскую Николаевскую военную академию (1911; по 1-му разряду). Участник похода против Китая 1900-01 и русско-японской войны 1904-05. Участник мировой войны, в основном на штабных должностях. Награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Георгия 4-й ст. (за отличия и.д. начальника штаба Осовецкой крепости). После Февральской революции полковник ГШ, и.д. начальника штаба 106-й пех. дивизии (Тампере, Финляндия), с декабря 1917 выборный командующий той же дивизии (07.12.1917). Член РСДРП(б) с 05.1917. Фактически руководил финской красной гвардией в ходе гражданской войны в Финляндии.

В РККА
★ С 05.1918 — начальник управления формирования войск в Петрограде.
★ С 08.1918 - начальник 1-й Петроградской пехотной дивизии.
★ С конца 11.1918 года — командующий войсками Каспийско-Кавказского отдела Южного фронта; в 12.1918 - 03.1919 — командующий войсками Каспийско-Кавказского фронта.
★ С 03.1919 — начальник штаба Казанского УР; с 07.1919 — комендант Курского УР.
★ В 09-10.1919 при проведении орловско-курской операции — начальник Сводной стр. дивизии 13-й армии.
★ В конце 1919 — помощник коменданта Тульского УРа (По Списку лиц - Команд. Тамбовск. укр. р.). Начальник штаба Петроградского УР.

В распоряжении нач. Полевого Штаба РВСР. В распоряжении нач. Всероглавштаба. С 03.1920 — военный руководитель Донского, а с 06.07.1920 — Кубанско-Черноморского областных военных комиссариатов. Включен в списки Генштаба РККА от 15.07.1919 и 07.08.1920. С 09.1920 — начальник штаба Наркомвоенмора Азербайджана. Помощник военного атташе в Иране. На 01.03.1923 в резерве Штаба РККА. Преподаватель Военной Академии им. М.В.Фрунзе.

Заметки на полях.

М.С. Свечников фигура по своему уникальная – это практически первый большевик из столь высокопоставленных военных – в партию он вступил в мае 1917 года, когда ее роль в будущих событиях была далеко не столь очевидна, как даже 3-4 месяца спустя. То есть решение было вполне осознанным – и Свечникова вполне можно отнести к очень и очень редкому типу офицера – к офицеру-идейному большевику. Вопрос тем более интересный, что речь идет о кадровом потомственном офицере, генштабисте, представителе военной элиты старой армии. Свечников сыграл важную роль в событиях Октябрьской революции – обеспечив охрану В.И.Ленина и наличие организованных войск из состава своей дивизии во время самого переворота и последовавшего затем противостояния с казаками Краснова. Он также участвовал в ожесточенной борьбе между красными и белыми в Финляндии, которая кстати во многом приняла национальный характер и закончилась изгнанием большевиков за финские пределы, а затем служил в Питере в различных частях.

В ноябре 1918 года он становится командующим Каспийско-Кавказским фронтом – где ему противостоит зародившаяся, но еще не окрепшая до конца Добровольческая армия. Свечину достается весьма сложный участок – его войска при всей их многочисленности, представляли собой скопище крайне недисциплинированных партизанских частей, одних из наименее организованных во всей Красной армии (следствие удаление от центра, наличия большого числа партизанских украинских отрядов). Наладить управление этой массой войск было крайне сложно, недисциплинированность и разложение личного состава имели своим следствием и то, что кубанские казаки оказались настроены резко против советской власти. Ухудшал положение Каспийско-Кавказского фронта и необеспеченный тыл – он вынужден был опираться на пустыню и слабые линии снабжения. В итоге в скором времени несмотря на свою многочисленность, многократное численное превосходство войска фронта были полностью разгромлены. «Разбухшая армия, скорее орда, чем армия, столкнулась с правильно организованными деникинскими войсками и в течение нескольких недель рассыпалась в прах» (Троцкий про ККФ). И хотя эту причину Какурин например относит к причинам объективного порядка – «к разряду тех явлений, для изживания которых потребно было время и условия спокойной работы, чего как раз не было ни у командования, ни у войск Каспийско-Кавказского фронта», как и необеспеченный тыл - но имелись и причины субъективного порядка, как группировка войск, во многом предопределившая катастрофичность поражения.

«Таким образом, к половине февраля 1919 г. главные силы Кавказско-Каспийского фронта перестали существовать как организованное целое, что на долгое время определило пассивное значение северокавказского театра в последующем ходе гражданской войны … Неудача Каспийско-Кавказского фронта в чисто фронтовом масштабе носила размеры катастрофы, надолго подорвавшей боеспособность и активность этого фронта».

Но самое главное заключалось в другом:

«Непосредственным результатом неудач Каспийско-Кавказского фронта в течение зимней кампании 1918/19 г. явилась оперативная свобода действий Добровольческо-Кубанской армии, чем она не преминула воспользоваться, перенеся центр тяжести приложения своих освободившихся сил на Южный фронт гражданской войны, который для обеих сторон в силу причин, освещенных нами в своем месте, приобретал особо важное значение…

В том положении, какое складывалось на Восточном и Южном фронтах гражданской войны в начале кампании 1919 г., армии Каспийско-Кавказского фронта могли бы сыграть роль регулятора событий на Южном фронте, оттягивая на себя значительные силы противника в течение продолжительного времени. Их значительное численное превосходство давало им полную возможность для этого, если не для решительного поражения противостоящего им в лице Кубанско-Добровольческой армии противника, чего требовало от них красное главное командование. Однако этого не случилось в силу причин, нами подробно затронутых в своем месте. Боевой коэффициент этих армий совершенно не оправдал самых скромных расчетов главного командования. Исчезновение на продолжительный срок столь внушительного на вид маятника-регулятора, само собой разумеется, ускорило весь ход нарастания кризиса на Южном фронте, первым признаком которого была беспрепятственная переброска на Южный фронт главных сил Кубанско-Добровольческой армии, что спутало все карты главного красного командования».


По всей видимости именно неумение Свечников взять в свои руки массу войск ККФ, навести там порядок и его ошибки как военачальника и как следствие разгром подчиненных ему войск, сильно осложнивший положение советской Республики в целом – все это и послужило причиной того, что в дальнейшем карьера Свечникова не задалась, и в ходе Гражданской войны он больше не поднимался выше начдива или коменданта УР.


ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments