eugend (eugend) wrote,
eugend
eugend

Categories:

Шорин Василий Иванович

ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ВЕРНУТЬСЯ НА ПРЕДЫДУЩУЮ СТРАНИЦУ


(1870-1938) Кадровый военный старой армии, полковник, окончил Офицерскую стрелковую школу. В РККА последняя должность – заместитель командующего Ленинградского военного округа (1925).

115 дней во главе Юго-Восточного (Кавказского) фронта.

Из мещан, окончил второразрядное учебное заведение - Казанское пехотное юнкерское училище (1892), позже еще Офицерскую стр. школу. Участник русско-японской войны 1904-1905, мировой войны. В последнюю командовал батальоном и полком, награжден Георгиевским оружием. В 01.1918-04.1918 выборный начальник 26-й пех. дивизии.

В 09.1918 добровольно вступил в РККА.

 ★ В 27.09.1918-16.07.1919 командовал 2-й армией на Вост. фронте.
 ★ С 07.1919 командовал Особой группой Южного фронта во время августовского контрнаступления Южного фронта.
 ★ С 10.1919 командовал Юго-Вост. фронтом. В 01.1920 командовал Кавказским фронтом.

За бои против войск адм. Колчака награжден орденом Кр. Знамени (1919) и почетным революц. оружием (1919). В 02-04.1920 и 11.1921-01.1922 пом. главкома Вооруж. силами республики. В 04.1920-11.1921 пом. главкома Вооруж. силами республики по Сибири. Руководил подавлением антисоветских восстаний (Рогова в Причумышье 1920; Народной повстанческой армии на Степном Алтае 1920; Западно-Сибирское восстание 1921) и борьбой с войсками барона Унгерн фон Штернберга. В 02-10.1922 командовал Туркестанским фронтом. Награжден Военным орденом Хорезмской нар. респ. (1923). В 1923-1925 заместитель командующего войсками Ленинградского военного округа. В 1925 уволен по возрасту в запас с пожизненным оставлением в списках РККА (Приказ наркома обороны СССР М.В. Фрунзе №140 от 24.02.1925).

Заметки на полях.

Строевой офицер, фронтовик, выпускник юнкерского училища, без высшего военного образования – в общем «рабочая лошадка» той войны, «трудяга», делавший свою небыструю карьеру своими руками. В Красную армию пошел добровольно – но довольно поздно, в сентябре 1918 года. Вполне вероятно – решение осознанное, а не автоматом, как многие переходили весной 1918 года. Более того, пошел практически сразу воевать на фронты Гражданской войны – и вероятно был приглашен Каменевым. По крайней мере попадает сразу на внутренний, Восточный фронт, и одновременно с приходом туда Каменева. Да и позднее – как только Каменев уходит на Главкома, вскоре вслед за ним с Восточного фронта уходит и Шорин, уходит на направление, непосредственно курируемое Полевым штабом и Главкомом. Шорина ставят во главе группы армий Южного фронта, получающей его имя (восточной, в противовес западной группе, Селивачева) – которая по задумке командования должна наносить главный удар. Ранее уже писалось – что данный вариант – наступления через казачьи области – считался ошибочным многими военными уже тогда, тем не менее у Главкома были свои резоны – в подкрепление новой группы он отправлял дивизии, освободившиеся после достижения перелома над колчаковскими войсками в ходе Челябинской операции, и расформирования 2-й армии – в условиях Гражданской войны с катастрофическим состоянием транспорта перебросить их на соседний географически участок было гораздо проще. Кроме того, как отмечал Какурин, в той ситуации над красным командованием еще довлел призрак угрозы потенциального соединения колчаковских и деникинских войск, поэтому оно хотело укрепить именно правый фланг Южного фронта.

На Востфронте руководит подавлением ижевско-воткинского восстания. Командует армией середнячком – он не демонстрирует и таких провалов, как 3-я армия, и не успевает поучавствовать в успешных боях, как южная группа Восточного фронта. Но при этом прикрывает важное – с точки зрения Главного командования, направление – на Казань. В ходе наступления 5-й армии вторая идет уступом сзади нее, и опять не получает лавров победителя. Тем не менее Каменев Шорина ценит – и забирает на повышение именно его. Для Шорина же назначение командующим группой войск явный шаг вперед – к командованию фронтом, что он и получает с разделением Южного фронта на две части. Примечательно, что обоими вновь образовавшимися фронтами на самом важном направлении руководят Егоров и Шорин - простые полковники старой армии без штабного опыта, высшего образования и провоевавшие почти всю войну на должностях командиров батальонов и лишь под конец – полков. Такие же впрочем, как и командзап Гиттис.

Во главе своей группы Шорину не удается выполнить задумку Главкома – в том числе и потому, что рейд Мамонтова отвлек практически все резервы, планировавшиеся для подкрепления его армий. С октября 1919 года группа армий становится Юго-Восточным фронтом, а Шорин – его командующим. С самого конца 1919 года основная роль в завершении разгрома ВСЮР ложится именно на Юго-Восточный фронт (география), а Южный фронт переориентируется в большей степени на запад и против Крыма. Впрочем зимой 1920 года наступление против донских частей и остатков Добровольческой армии забуксовало под Ростовом, Шорин ссорится с Буденным и Ворошиловым, считая, что именно они – не удержав свои части от грабежей в захваченном Ростове, потеряли крайне ценные несколько дней и тем самым дали белым оправится и привести свои силы в порядок. Буденный с Ворошиловым наоборот считали виновным Шорина, бросившего Конармию в неподходящие для нее лобовые атаки. Так или иначе – но убрали Шорина. Возможно, посчитали, что он не смог обеспечить управляемость своих войск, возможно виной тому были Буденный и Ворошилов, сумевшие в обход Шорина нажаловаться на него на самом верху (чз Сталина-?), возможно наверху решили что лучше оставить на месте руководство Первой конной – на тот момент наиболее боеспособной части Красной армии, а Шорина можно заменить и другим комфронтом, и загасить таким образом конфликт. Так или иначе, но на Юго-Восточный (а точнее теперь Кавказский) фронт прибывает победитель Колчака недавний командарм Тухачевский, чтобы снискать лавры победителя Деникина, а Шорина Каменев вновь забирает к себе – помощником Главкома Вооруженными силами Республики.

Впрочем, как и у Егорова есть свой грамотный и опытный начальник штаба, так и Шорина практически везде сопровождает подполковник Генштаба Ф.М. Афанасьев. Афанасьев впрочем не такая «звезда» как Петин и во многом он того же поля ягода что и сам Шорин: Афанасьев не выходец из высших слоев, до поступления в армию он закончил 4 класса духовной семинарии в Оренбурге, затем Казанское пехотное юнкерское училище (то же, что и Шорин, но на 12 лет позже), также участник русско-японской войны. Также как и Шорин, Афанасьев стремиться сделать военную карьеру и получить дополнительное военное образование – но если Шорин закончил лишь Офицерскую стрелковую школу, то Афанасьев – Академию Генштаба, по 1-му разряду, непосредственно перед войной. Благодаря этому Первую мировую он провел в штабах, с февраля 1916 года начальник штаба дивизии, в момент Февральской революции (с ноября 1916 года) – начальник связи 11-й армии. К большевикам он пошел раньше чем Шорин – в феврале 1918 года, но в октябре 1918 года он получает назначение во 2-ю армию (куда незадолго до этого пришел Шорин) начальником связи армии, а через месяц становится начальником штаба. С этого момента он практически постоянно рядом с Шориным – и во 2-й армии, и на Южном, а затем Юго-Восточном фронте.

В апреле 1920 года Шорин получает новое назначение с конкретными задачами – теперь он помощник Главкома по Сибири, и являясь высшим военным руководителем в Сибири, до ноября занимается там подавлением различных восстаний. Афанасьев, с момента ухода Шорина с Кавказского фронта бывший там заместителем Тухачевского – с новым назначением Шорина опять приходит к нему начальником штаба.

Впрочем по окончании Гражданской войны карьера Шорина не заладилась, как мне представляется именно вследствие конфликта с Буденным и Ворошиловым, и в 1925 году он увольняется из РККА «по возрасту в запас с пожизненным оставлением в списках РККА» (предваряя конспирологические мысли - увольняется он еще приказом Фрунзе, а не Ворошилова). Чуть раньше из РККА увольняется и Афанасьев.

В 1938 году Шорин арестован и расстрелян, Афанасьеву вероятно повезло не дожить до репрессий – он умер своей смертью в 1935 году.

На Шорине у нас заканчивается ТОП-10, и по большому счету это не просто круглая цифра. Именно десять этих военачальников можно назвать ключевыми красными военачальниками Гражданской войны, следующие далее фигуры уже играли заметно меньшую роль, зачастую более слабо проявляли себя (почему и не удержались надолго на высоких должностях, либо же выросли ближе к концу Гражданской войны и командовали войсками на ТВД, отнюдь не являвшихся ключевыми).

ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment