eugend (eugend) wrote,
eugend
eugend

Categories:

Гиттис Владимир Михайлович

ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ВЕРНУТЬСЯ НА ПРЕДЫДУЩУЮ СТРАНИЦУ

(1881-1938) Кадровый офицер старой армии, полковник. В РККА комкор.

831 день занимал должности командующих Южным, Западным и Кавказским фронтами

Из мещан, окончил юнкерское училище (1902) – т.е. второразрядное учебное заведение, дослужившись за 12 мирных лет только до капитана. Участник мировой войны, в 1917 году полковник (на 1917). Единственный, кто командовал тремя разными фронтами, командовал наибольшее время и в критические, напряженные периоды.

Что касается его службы в Первую мировую – обращусь к цитировавшемуся выше Носовичу: «Первое мое знакомство с теперешним командующим армиями большевиков на южном фронте бывшим полковником Владимиром Алексеевичем Гиттисом произошло на позициях под городом Станиславом в Галиции, где в 1916-м году он, будучи подполковником, временно командовал одним из полков 7-й армии, командир которого был только что отрешен от командования. Молодой подполковник, в виду его выдающихся боевых и административных качеств был назначен в тот полк для того, чтобы привести его в порядок до приезда нового командира, а быть может, что было вполне возможно, остаться в дальнейшем командиром этого полка. Гиттис вышел на войну адъютантом одного из полков 17-ой пехотной дивизии и в самом скором времени был награжден Георгиевским крестом за выдающийся подвиг приведения полка в порядок и спасения положения, в то время, когда его командир полка совершенно потерял голову. В мирное время Гиттис прошел все должности в полку от квартирмейстера до полкового адъютанта; детально знал все сложное управление полком со всеми его крючкотворствами, а, кроме того, прекрасно умел обращаться и разбираться в том элементе людей, который представлял из себя контингент офицеров наших армейских полков. За два месяца его временного командования полком он, надо отдать ему справедливость, выяснил многие вопросы, разобрался в людях и к тому времени, как я приехал принимать этот полк, он передал его мне не только в полном порядке, но кроме того, пробыв там моим помощником около двух месяцев, дал мне полную картину полка с такой верностью, которая указывала на его исключительную наблюдательность. В отношении как солдат, так и офицеров Гиттис всегда проявлял значительную строгость, но в то же самое время его справедливость была, вне всякого сомнения, а потому он пользовался неизменным уважением. Свой коренной полк он любил, как могли любить только старые, хорошие офицеры. Эту любовь он доказал тем, что отказался от хорошего места помощника командира корпуса и ушел обратно в свой полк, где получил только батальон, ибо был там всего младший подполковник.»

Итак, блестящий боевой офицер – блестящий не по своему происхождению или образованию – а настоящий фронтовик, военная косточка, человек со своим характером и убеждениями – во время Февральской революции по словам того же Носовича, активно боровшийся против развала армии. «Вся его старая деятельность, его характер, убеждения и та прямота, с которой они эти убеждения всегда высказывал, все наводило … на мысли, что в настоящее шаткое время [Носович] нисколько бы не был удивлен, если бы пришлось услышать о самосуде большевистски настроенной толпы над полковником Гиттисом». Тем не менее - с февраля 1918 в РККА, и подобное решение, как свидетельствует Носович – не конъюнктурное, не желание сделать карьеру – а так или иначе чем-то обоснованное – какими-то внутренними убеждениями. Итак, карьера в РККА:

★ Авг.-сент.1918 – военрук сев. участка отрядов Завесы.
★ Сент.-ноябрь 1918 (10.9.-22.11.18) – командующий 6-й армией Сев. Фронта, сформированной на базе Северного участка. (НШ Самойло А.А. 10.9-22.11.18, затем сам стал командармом)
★ Дек.1918-янв 1920 (1.12.18-23.1.19) – командующий 8-й армией (НШ Меженинов С.А. 3.12.18-31.1.1919), на этом посту он сменяется молодым поручиком Тухачевским и уходит на повышение – Тухачевский же сменит его и позже на посту командующего Западным фронтом.
★ Янв.-июль 1919 (24.1.-13.7.19) – командующий Южным фронтом (НШ Тарасов В.Ф. 13.11.18-7.6.19, Пневский Н.В. 9.6.-17.10.19),
★ Июль-1919-апрель 1920 (22.7.19-29.4.20) – командующий Западным фронтом (Петин Н.Н. 26.5.-17.10.19, Перемытов А.М. 17.10.-13.11.19, Лазаревич В.С. 13.11.19-9.2.20, Шварц Н.Н. 25.2.-30.9.20).
★ Май 1920-май 1921 (15.5.20-29.5.21)– командующий Кавказским фронтом (НШ Пугачев С.А. 7.3.20-29.5.21).

После ГВ командовал войсками Заволжского и Петроградского ВО, с 1921 для особых поручений при РВС СССР, член ВКП(б) с 1925. С 1926 зам. нач. снабжения РККА, с 1930 уполномоченный Наркомвоенмора при Наркомторге. В конце тридцатых – расстрелян.

Заметки на полях.

Единственный из всего списка, который последовательно командовал тремя фронтами, при этом по общему времени командования фронтами – 831 день он практически в два раза опережает своих «преследователей» по списку – Фрунзе, Егорова и Тухачевского. Фигура во многом забытая – и забытая ИМХО незаслуженно. При поверхностном подходе может показаться невысокая результативность его деятельности – на Южном фронте именно при нем Добровольческая армия впервые вырвалась на простор Югороссии, и вероятно поэтому как не справившегося его отправляют на спокойный Западный фронт – а на том в свою очередь с активизацией белополяков рокируют с Тухачевским, отправляя на Кавказский фронт уже после разгрома Деникина.

Между тем на его долю выпала черная неблагодарная работа – руководить тем же Южным фронтом в период становления Красной армии как организованной силы, создавать именно дисциплинированную и управляемую армию из сырых дивизий, сильно разбавленных партизанским элементом с Украины, создавать в то время, когда основное внимание уделялось Восточному фронту. Н.Какурин в своей работе «Как сражалась революция» отмечает, что основная доля вины в тяжелых поражениях Южного фронта приходится на объективные обстоятельства, не зависящие от командования фронта. Имелись там безусловно и ошибки командования — в частности неправильный выбор операционного направления. Однако сложно сказать, чья вина в данном решении больше — Какурин приводит в своей работе слова Вацетиса о том, что Гиттис не выполнил его распоряжений о перегруппировки сил к правому флангу — но тут же отмечает, что документального подтверждения словам бывшего Главкома он не нашел. Свечин — тогда же, летом 1919 года проводивший расследование причин неудач на Южном фронте, также отмечает как причину неверный выбор главного операционного направления — но в плане Главкома Вацетиса. Интересно отметить, что сменившие впоследствии Вацетиса и Гиттиса Каменев и Егорьев для контрудара также выбирают восточное направление, через Донскую область, хотя Вацетис, вероятно на опыте своих ошибок, наоборот стремиться действовать через Донецкий бассейн. Впрочем и здесь у Каменева были свои резоны, но об этом позже.

Так или иначе, в июле Гиттиса меняют Егорьевым и отправляют на Западный фронт — в первуб очередь вероятно все же именно из-за неудач на этом фронте, но вероятно имелась и другая причина: состояние здоровья («ценный, но физически совершенно больной наш военный специалист»). Отправляют на участок работы лишь на первый взгляд несложный и простой — Западный фронт. Летом 1919 года – это лишь недавно остановленное наступление Северо-Западной армии Родзянко под Питером, при этом Родзянко остановлен и отброшен, но не разгромлен. Это еще весной совершенно разваленные и неорганизованные армии Советской Латвии и Белорусско-Литовская, провалившие наступление на Ригу, армии – из которых все ценное изымается на Южный фронт, при том, что противник пока не активен, но вполне серьезен. Это сильно активизировавшиеся поляки. 7 мая 1919 года Вацетис отмечал в своем докладе кас. Запфронта: «Западный фронт представляет в настоящее время для нас весьма большую угрозу ввиду того, что формирования местных национальных советских правительств Литвы и Белоруссии оказались никуда не годными, и переданные им для укомплектования две дивизии совершенно развалились, от Литовской дивизии уцелели только три штаба, солдаты обратились в мародеров. Таким образом, на Западе фронт наш от Вилькомира до параллели Минска считается крайне угрожаемым, и придется снять резервы с какого-нибудь фронта менее угрожаемого.» При этом общая ситуация – как следует из того же доклада, была такова, что резервов с других фронтов взять было неоткуда.

На Западном фронте Гиттис не сидит без дела - «весь июль на участке Северо-Западной армии прошел под знаком борьбы за инициативу с обеих сторон, причем перевес в данном отношении начинал постепенно склоняться на сторону красного командования, но из-за невозможности ввести в действие значительные силы на этом направлении особых изменений... не произошло». Невозможность ввести значительные силы — это активизация поляков, разбросанность фронта (от Балтийского до Черного моря), и внутреннее состояние армий, доставшихся Гиттису — упоминавшиеся выше неорганизованность, слабая управляемость, многочисленные измены и переходы на сторону противника, как комсостава, так и целых частей (Последнее Какурин например объясняет значительной концентрацией на Западном фронте офицеров старой армии, пошедших к большевикам для защиты от внешнего противника, но не желавших воевать на внутренних фронтах), разложение национальных (латышских и литовских) частей.

Гиттису приходится заниматься наведением порядка - «путем напряженнейшей организационной работы на Запфронте за двухмесячный период удалось упразднить мешанину в частях, свести дивизии, создать фронтовые запасные части и аппарат формирования. В результате слабый фронт, не имевший и не получавший поддержек, восстановил ряд частей и создал резервы, что дало возможность бороться с значительно усилившимся, организовавшимся и согласовавшим свои действия противником, развившим за последние месяцы большую активность. После взятия Пскова удалось путем перегруппировок создать ударную группу для решительного наступления против поляков с целью овладеть минским районом и тем облегчить положение в районе Двинска, обеспечив витебско-смоленское направление». В этот период Западный фронт становится одним из основных источников подготовки организованных пополнений для Южного фронта, была проведена серьезная реорганизация Армии Советской Латвии и Белорусско-литовской советской армии (теперь 15-я и 16-я армии), и в частности латышских частей. Из последних — еще недавно так плохо проявивших себя в боях, недисциплинированных, страдающих комитетчиной (уже успешно изживаемой к тому времени на других фронтах), разбавленных мобилизованным крестьянством (о состоянии красных частей в Латвии и Белоруссии см. Какурина и дневники Снесарева) — именно в это время создается дисциплинированная и организованная Латышская дивизия, во многом способствовавшая перелому кампании на Южном фронте.

Тем временем назревает кризис на Южном фронте, где Деникин добивается своих максимальных успехов – Егорьев очевидно не справляется и Гиттиса, «физически совершенно больного» но «ценного военспеца», знающего фронт – хотят вернуть туда, чему воспротивился Реввоенсовет Запфронта. В итоге на Южный фронт ставят Егорова, у Гиттиса забирают начштаба Петина – но вскоре способный военачальник требуется и под Питером, где успешно развивается наступление Юденича. После напряженных боев, когда все боеспособные резервы были брошены против Деникина и собрать полноценные части под Питером было крайне сложно - Юденич остановлен и разбит, война с поляками переходит в активную фазу. Гиттиса решают заменить молодым и энергичным Тухачевским, проявившим себя в Сибири и при разгроме Деникина, рискну предположить, что в том числе и по состоянию здоровья. И кстати первые действия Тухачевского в целом развивают идеи Гиттиса – но Гиттис уже на Кавказе, где ему предстоит обеспечить черноморское побережье от врангелевских десантов и заняться присоединением Закавказья. А за бои против войск ген. Юденича и белополяков Гиттис награжден орденом Кр. Знамени.

Интересно отметить, что у Гиттиса в отличие от многих других полководцев Гражданской войны – нет каких-то своих людей, практически на всех фронтах он работает с теми штабными работниками, которые там есть. На севере в 6-й армии он работает с Самойло, приехавшим туда вслед за бывшим генералом Ф.Е. Огородниковым, в 8-й армии начальником штаба становится вскоре после него же пришедший туда капитан Меженинов, ушедший с этого поста также после Гиттиса, но не вслед за ним, а на должность командарма 3 на Восточном фронте. На Южном фронте начальником штаба он получает капитана Тарасова, в наследство от предыдущего комфронта Славена, а после ареста Тарасова наштафронтом к нему ставят генерала Генштаба Пневского, который остается на той же должности и при следующем комфронта. На Западном фронте он довольно долго работает также с «доставшимся по наследству», хотя и вероятно знакомым ему по северу полковником Петиным, которого вскоре забирают на Южный фронт – и здесь какое то время врид наштафронта у него капитан Перемытов, с которым он уже работал на Южном фронте (последний пришел в штаб Южного фронта вместе с Тарасовым и служил там начальником оперативного управления, а позднее ушел на ту же должность в штаб Западного фронта – в книге Войтикова приводится документ, из которого следует, что из штаба Южфронта его «ушли» Пневский вместе с Троцким). В общем-то и далее «свои» начальники штабов у него отсутствуют – Лазаревич, Шварц, Пугачев (последний долгое время воевавший с Шориным – во 2-й армии, группе Шорина и на Юго-Восточном фронте – так и остался на последнем и при Тухачевском и при Гиттисе).

В очередной раз повторюсь - одна из нескольких незаслуженно забытых фигур ГВ. Возможно, что написано выше — покажется дифирамбами Гиттису — уточню: хотя я не склонен идеализировать Гиттиса, тем не менее считаю его одной из ключевых фигур той войны, полководцем, которому не сильно повезло. Это военачальник, которому не пришлось снискать больших лавров, но на долю которого выпала тяжелая и черновая работа по подготовке чужих побед.

ВЕРНУТЬСЯ К ОСНОВНОМУ ТЕКСТУ
ПЕРЕЙТИ НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ
Subscribe

  • Материально-техническое снабжение воюющих сторон в годы ПМВ

    Надумал на скорую руку вернуться к старой, годовой давности, ВИФовской дискуссии. Хотел разобрать немного по-другому – более подробно. Но поскольку…

  • ПМВ, потери - II

    В продолжение недавно поднятой темы по потерям в ПМВ – «порывшись в своих … закромах», накопал еще несколько табличек – в работе «Будущая война»,…

  • Штабная "мафия" Первой мировой... ))

    "... или дедка за репку, бабка за дедку, внучка за бабку, жучка за внучку" ))) Для затравки - ген. Алексеев – начальник штаба ЮЗФ – до марта 1915…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments